«Еврейский вопрос» в России

Статья опубликована в газете "Горизонт" (Денвер, Колорадо)

4 ноября 2017 года в Москве проходили очередные «Русские марши». Они были не многолюдны. В условиях нарастающих в России репрессий против любой оппозиции, серии недавних массовых арестов националистической организации «Артподготовка» перед лицом сотрудников спецслужб и полиции рискнуло показаться человек пятьсот. Шествие в Люблино прошло традиционно, с антиправительственными, ксенофобскими частушками и задержаниями нескольких десятков человек. Традиционными для этого мероприятия были и заявления о негативной роли евреев в современном состоянии страны. В головах некоторых русских националистов сидит «мысль», что беды страны от того, что Владимир Путин является евреем. А вот у станции «Октябрьское поле» маршировали другие русские националисты, которые считали, что в Люблино проходит марш сионистов. Но общим было то, что и здесь говорили об «иудейской оккупации России».

Надо сказать, что подобная ксенофобская уверенность «в еврейском заговоре» широко распространена в узких кругах российских общественников. Довольно быстро о евреях или как их любят еще именовать в этих кругах – сионистах – как главной проблеме угнетения трудящихся и хищнического характера российского капитализма начинают рассказывать представители тех, кто называет себя «коммунистами». Подобное я неоднократно слышал как от представителей Коммунистической партии Российской Федерации (КПРФ), так и от непримиримых их оппонентов из Российской коммунистической рабочей партии (РКРП-КПСС).

О «еврейском», «хасидском» или «сионистском» заговоре могут порассуждать и представители проправительственного Национально-освободительного движения (НОД). Именно от этих сторонников президента Путина, ратующих за его безраздельную диктатуру, я узнал комичные в этом плане утверждения не только о еврейском происхождении В. Путина и Д. Медведева, но и об их принадлежности к хасидскому движению ХАБАД. Кстати и 4 ноября 2017 года на проправительственном митинге-концерте в «Лужниках» среди его распорядителей были известные персонажи-антисемиты, например, поэт-песенник Илья Рагулин.

Не прочь поискать причину бед своих и России в еврейском злоумышлении и некоторые представители православия и ислама.

Неравнодушны в отношении евреев и некоторые государственные служащие. Они представляют себе евреев некой сплочённой группой, которая продвигает своих людей на все значимые посты в государственном аппарате и экономике. Несомненно, это некая проекция со своей, в последние годы все более «клановой», системы патронатно-клиентских отношений.

В общем немалое число людей, мнящих себя представителями и радетелями российского народа, сообщают этому народу о его главной проблеме – еврейском влиянии на судьбы родины.

Хотя если вдуматься, почему российские евреи не могут влиять на развитие России? Почему они должны проявлять сдержанность в карьерных устремлениях? Почему им зазорно быть богатыми, особенно если они не скрывают своего материального положения? Почему? Вот здесь и возникает российский еврейский вопрос – является ли еврей полноценным человеком или гражданином?

Вообще-то в российской истории пресловутый еврейский вопрос имел несколько своих формулировок. Начнем с начала.

По мере присоединения к русскому царству восточных территорий польско-литовского государства – Речи Посполитой – в российском подданстве оказывались и евреи, с раннего средневековья жившие на этих землях. Весьма длительное время отношение к ним строилось на основании религиозных предрассудков христианства. Евреи были то терпимым религиозным меньшинством, то их пытались изгнать вон. Наиболее ярко это сформулировала императрица Анна Иоанновна: «От врагов Христовых выгоды желать не имею». Правда, не изгнали, ведь суровость российских законов компенсировалась необязательностью их исполнения и коррупцией.

Ликвидация Польского государства в 1772 году, а затем присоединение новых польских земель в последующих их разделах Россией, Австрией и Пруссией сделал жителями империи несколько сот тысяч евреев (поговаривают о семистах тысяч). Изгонять их уже было pas comme il faut (не комильфо). Ведь на престоле была уже просвещённая императрица Екатерина II. И здесь возникает первый российский еврейский вопрос – кто такие евреи и что с ними делать? Первоначально, как подданные бывшего польского государства евреи получили сословные права, уравнивавшие их с другими «природными жителями». Но эти самые жители восстали, они не хотели, чтобы евреи, составлявшие во многих местечках и городах заметное, а то и доминирующие положение, могли через систему самоуправления определять жизнь христиан. Тем более это не понравилось, например, московским купцам, которые буквально завалили органы власти письмами протеста. Изучив «письма трудящихся», Сенат решил, что права у евреев должны быть только в местах прежнего их проживания.

Разобраться в возникшем «еврейском вопросе» должен был специальный «Еврейский комитет». Результатом его трудов стало мнение, что евреям надо исправиться, стать образованными, заняться земледелием и – желательно – христианами. В итоге евреи потеряли право жить на всей территории Российской империи, если не отвечали желаемому образу. Политика «исправления евреев» заняла весь 19 век и сводилась к повышенному набору в рекруты и кантонисты (как, впрочем, и остальное нерусское и неправославное население подлежащее рекрутской повинности), периодическим кампаниям выселения из деревень, отловом тех, кто просочился за «черту оседлости», эпизодическими попытками насильственного крещения еврейских мальчиков-кантонистов. Таким образом, империя дала свой ответ на заданный ей же вопрос – еврей не может быть полноценным человеком и подданным если он не соответствует предписанным характеристикам. В результате на евреев возлагались все новые и новые ограничения, например, процентные нормы их присутствия в учебных заведениях, запрет на сдачу экзамена на офицерский чин, запрет жить в деревнях, заключать арендные договоры… Во времена Александра III государственный курс на слияние исправленных евреев с христианским окружением резко сменился новым курсом — на отторжение евреев от русских. Об этом не стесняясь высказывался министр внутренних дел Игнатьев, намекая еврейским представителям на то, что западная граница для них всегда открыта. Причем, это он говорил о судьбе уже пятимиллионного населения империи!

Итогом подобной политики царизма стали: массовая еврейская эмиграция (до 1917 годы выехало до двух миллионов евреев), общественно заметный приток еврейской молодежи в российские радикальные движения, превращение российского еврейства в основную социальную базу еврейского национализма, боровшегося за создание национального государства в Палестине – сионизма. Для реакционеров и присоединяющейся к ним непросвещенной массы евреи стали нелояльными подданными, непатриотами. Не правда ли, странно? Тем более, что евреев-патриотов замечать и не хотели. В условиях происходивших социально-экономических изменений рубежа ХIXXX веков для крестьянства, городских низов, социальных групп, испытывающих тяготы конкуренции, евреи превращались в законных «козлов отпущения». Во многом именно этим и были вызваны многочисленные еврейские погромы начавшиеся с 1903 года.

Русские европейцы, либеральная и радикальная общественность тоже пыталась дать свой ответ на «еврейский вопрос». Они искали его в рамках национального и гражданского осмысления. Отвечая на вопрос: являются ли евреи нацией, они были склонны считать их неким пережитком средневековой сословной системы. Евреи, по их мысли, с отменой ограничений и отказом от религиозной идентичности, растворится в составе российской/русской нации. Поэтому прогрессивные слои русского общества и выступали за отмену дискриминации евреев. Более того, они считали эту борьбу долгом порядочного человека. Многие русские интеллигенты отвечали тем, кто обвинял их в защите евреев: «Перестаньте быть юдофобами, чтобы мы могли не быть юдофилами». Однако, и в этом случае евреям все же отказывалось в праве самим определять, нация они или нет, нужно быть иудеем или это не прогрессивно. Несомненно, что в этом был отпечаток националистического подхода того периода развития общества.

Революция 1917 года привела к отмене более шестисот актов, ограничивающих права нерусских и неправославных групп населения. Гражданское равноправие евреев было подтверждено и советской властью. Однако, русские марксисты отрицали превращение евреев в современную нацию. Первоначально они ждали их ассимиляции в ходе социалистического строительства. Однако жизнь не привела к массовости этого процесса. По мере того, как в голове руководителей СССР формировалась картина государственного устройства как конгломерата разноуровневых национальных групп, встал вопрос и об определении национального статуса советских евреев. В итоге была создана Еврейская автономная область (до сих пор пребывает в этом статусе) на Дальнем Востоке. Надо отметить, что признание национальной сущности евреев и выделение ему своего административного угла было ответом и на развивавшийся сионизм, прямо провозглашавший евреев современной нацией, которая восстановит свое историческое государство – Израиль.

Советскому государству пришлось решать и еще одну проблему – антисемитизм, уже укорененный в культуре и социальных практиках части населения страны. Так как революция февраля – октября 1917 года привела к значительному – и непривычному для населения –  появлению евреев в руководящих слоях общества, а также к притоку их на территории, где они ранее отсутствовали или были незаметным меньшинством, евреи стали восприниматься многими как группа, наиболее выигравшая от революции. Довольно быстро в сознании крестьянства, городских низов, групп населения, маргинализирующихся вследствие социальных изменений, возникла ассоциация «советская власть = власть еврейская». Это придало советской борьбе с низовым антисемитизмом 1920-х – 1930-х гг. острый характер. Антисемитизм стал считаться разновидностью контрреволюционного преступления, за которое в особых случаях была положена смертная казнь. Однако окончательный захват Сталиным власти, приведший к социальному изменению государственного и партийного аппарата, плюс личные антиеврейские предрассудки «вождя всех народов» породили латентный государственный антисемитизм. Евреи стали выдавливаться из всех сфер советского истеблишмента. Национальное воодушевление советских евреев созданием государства Израиль, появление среди них желающих покинуть свою «социалистическую родину, решившую еврейский вопрос» привело к открытой антисемитской вспышке, отразившейся в репрессиях 1948 – 1953 годов. Со смертью Сталина эта вакханалия превращения евреев в исключенных людей прекратилась.

Но! Оценки антисемитизму послевоенного времени в рамках десталинизации середины 1950-х – начала 1960-х гг. так и не было дано. В 1970-е годы он даже усилился – как реакция советских властей на новое еврейское национальное пробуждение, вызванное военными победами Израиля, объединением Иерусалима и успешным развитием еврейского национального государства. Тысячи советских евреев стали подавать прошения на выезд в Израиль и более того, начали борьбу за свое право выбирать место жительства. Латентный государственный антисемитизм сохранился до середины 1980-х годов. Советский еврейский вопрос состоял в том, имеют ли право евреи ощущать себя отдельной нацией, реализовывать свои этнические потребности вне приемлемых для государства формах и имеют ли они полноценный гражданский статус, не проявляя социалистический патриотизм. Ответ – нет.

Эти настроения хорошо улавливались формирующимся во второй половине ХХ века русским националистическим движением, находившим свое отражение как в пресловутой «русской партии» советского истеблишмента, так и в разнообразных литературных течениях. Все это вместе создавало социальную базу сохранения антисемитизма в общественном сознании.

Закат социалистического государства, вырождение коммунистической идеологии, вызвали к жизни (до этого находившиеся под спудом официального мировоззрения) националистические системы объяснения мира. Распад советского общества разрушал принятые нормы морали, нормы допустимого и неприличного. В итоге в середине 1980-х годов на общественную арену выходят общественные и политические движения, для которых публичный антисемитизм нормален. Движения русских националистов активно объявляют евреев виновниками упадка морали, распространения пьянства, «малым народом», вечно злоумышляющим против России. Не отставали и националисты иных этнических групп. Антиеврейские мифы, предрассудки, призывы к дискриминации евреев, накопленные в общественном сознании в XIXXX веков, оказались на публичных сценах.

Однако, пока не был окончательно сломлен либеральный настрой преобразований, не прекращены попытки интегрироваться в современную европейскую цивилизацию, антисемитизм оставался для российского истеблишмента pas comme il faut. Одновременно, реальные национальные и социально-политические проблемы блокировали широкое распространение антисемитизма в сознании населения России. Поскольку большинство стали видеть мир через национальные призмы, национальное мировидение евреев не ставится им в вину. Поэтому антисемитизм и является ныне уделом хотя и широких, но маргинальных общественных сил.


Проблема только лишь в том, что некоторые из них могут влиять на общественно заметные группы населения, опираясь на древние и средневековые тексты, имеющие абсолютную истину, например, для части христиан и мусульман. Или же оказывают влияние на политические сообщества, склонные к экстремистским действиям. Современный «еврейский вопрос» в России, по большому счету, не имеет к евреям отношения. Он является одним из проявлений националистических, ксенофобских и иных сегрегационных концепций, отрицающих за человеком право на жизнь, свободу и счастья – прожить ту жизнь, какую он хочет и какая у него получится. Несомненно, «еврейский вопрос» — это проявление тоталитарного мышления, открывающего путь к человеконенавистничеству. Поэтому несмотря на нынешнюю маргинальность антисемитизма, любые попытки его появления на публичных сценах должны получать отпор с позиций гуманизма, равенства, справедливости.

Комментарии