Этнополитические проекты националистических движений в Тюменской области


Расширенный вариант статьи, 
написанной и опубликованной в 2013 г. в издании 
Института этнологии и антропологии РАН


Формирование этнополитической системы тюменского региона

Западносибирский регион России исторически формировался как поликультурный. Продуктивный опыт совместного проживания, хозяйственной деятельности, социокультурного и гражданского взаимодействия обусловили у жителей укоренение традиции сочетания этнической, локально территориальной (сибиряки) и гражданской идентичностей в личных и общественных стратегиях. В целом в регионе сложился образ жизни, характерной чертой которого был принцип толерантности. Это способствовало тому, что в течение, по меньшей мере, XIX – ХХ вв. превалировали межэтнический мир, отсутствовали межнациональные, межконфессиональные конфликты как спонтанное проявление ксенофобии или социальной напряженности широких слоев населения. Несомненно, что население не было свободно от этносоциальных предрассудков, ксенофобии. Отдельные группы населения являлись носителями националистических настроений, но в целом, это не находило своего отражения в социально-политических отношениях.
Начавшиеся в позднесоветское время процессы формирования новых мировоззренческих ценностей и идентичностей, привели к повышению значимости этнической идентичности. Демократизация политической системы, формирование структур гражданского общества придали новое качество и этнополитическим процессам. В последние годы советской власти активную общественную роль стали играть историко-патриотическое общество русской культуры «Отечество» (1987 г.), кружок русской творческой интеллигенции, сложившийся вокруг газеты «Тюмень литературная» (1990 г.), ишимское неформальное общество «Собор» (1989 г.), тобольское «Отечество» (1989 г.),  комитет по возрождению сибирских татар (1988 г.), ассоциация татар Тюменской области «Сыбыр» (1990 г.), общество советских немцев «Wiedergeburd» (1988 г., с 1991 г. именуется «Обществом российских немцев»), еврейские общественные организации «Авив» и «Еврейский культурный центр» (конец 1980-х гг. – 1991 г.), тюменский казачий союз (1989 г.).[1]
Национальные активисты, группировавшиеся вокруг указанных организаций, внедряли в общественное сознание принцип этнизации социетальных отношений. Взамен господствовавших ранее социально-экономического и классового подходов к восприятию проблем и способов их решения, они предлагали этноцентризм, легитимировали национализм[2]. Основным в их деятельности все более и более становилась не организация механизмов создания для граждан культурно комфортной среды общения (говорение и чтение на родном языке, этнические праздники…), а конструирование нации, с которой они (активисты) себя ассоциировали. Проводились дискуссии, «круглые столы», публиковались статьи, где история России, особенно ее советский период, подвергалась переосмыслению с позиций сепарации (отделения) «своей» нации от остальных историко-культурных групп российского общества. Социальные проблемы, диспропорции развития объяснялись, преимущественно, через этническую конкуренцию при этом черты «своей» нации формулировались как «правильные» и рисовался зеркально негативный образ «других». Людей приучали ориентировать внимание не на общих задачах страны, общества, региона, населения, а на задачах «своего» народа, в т.ч. через требование социальных и политических преференций (преимуществ) для «своей» группы[3]. В среде еврейских и немецких национальных активистов распространялись идеи эмиграции. У татарских активистов начинали вызревать мысли о татарском административном или политическом обособлении в рамках Тюменской области или РСФСР. Лидеры русского национального движения были не свободны от идей негативного влияния на русский народ и российскую историю евреев и иных этнических и религиозных меньшинств.

1990-е – начало 2000-х гг. стало временем институализации этнических сообществ[4]. Для все большего числа граждан этническая идентичность становилась важной в личностном самоопределении, восприятии окружающей действительности и выработке личных и общественных стратегий. Росло количество национальных ассоциаций различной направленности. Возникло около двух десятков национальных объединений, которые можно было отнести к этнополитическим, нацеленным на конструирование национальной идентичности, этнизацию политики. Многочисленные русские, казацкие, украинские, татарские, азербайджанские организации, объединения поляков, чувашей, белорусов, армян, ингушей, чеченцев, таджиков, узбеков, выходцев из Кыргызстана (как киргизов, так и русских), малочисленных народов Севера и др. становилась центрами стяжения множества этнических художественных, фольклорных коллективов, групп по интересам и т.п., обеспечивалась их коммуникация, представительство их интересов перед органами исполнительной власти региона, местного самоуправления.
Интересно то, что решая задачи контроля социально-политической ситуации, профилактики «национальной розни и экстремизма в этнической среде» через обеспечение т.н. «межнационального согласия», областное правительство сформировало благоприятные условия  для реализации проектов национально-культурного развития. Эта политика реализовалась, в основном, через структуры официальной общественности (национально-культурные автономии и т.п. - 31 областная и 77 местных национальных ассоциаций), по большей части объединенные в Координационный совет национально-культурных объединений и национально-культурных автономий Тюменской области. Основными мероприятиями были календарные праздники, межнациональные фестивали, которые поддерживались (субсидировались) как общественно полезные программы.

Тем не менее, в этнополитических процессах нашла свое место и трансляция националистических парадигм восприятия этнических и социально-политических процессов.  Заметную роль в этом играли региональные отделения общероссийских партий, например, ЛДПР, КПРФ, РКРП[5] и «Евразийской партии России»[6], «Родины». В конце 1990-х – начале 2000-х гг. на страницах областных общественно-политических газет публиковались материалы, которые распространяли антисемитские мифы[7]. Националистические мотивы, включая антисемитские, присутствовали в политической риторике и пропаганде во время губернаторских выборов 2000 – 2001 гг.[8].  На стенах зданий в городах области появлялись ксенофобские или фашистские граффити и лозунги. Периодически происходили эксцессы, имевшие или приобретавшие в глазах общественности этнический характер. Во-первых, несколько раз за 2000 – 2005 гг. тюменскую синагогу забрасывали камнями и даже бутылкой с зажигательной смесью. Во-вторых, периодически происходили драки – русской молодежи (бывших десантников) с выходцами с Кавказа, азербайджанской и армянской молодежи, азербайджанских торговцев и выходцев с Северного Кавказа. В-третьих, были случаи убийства людей по причине их этнической принадлежности. Надо отметить, что в 2000-х гг. органы государственной власти и местного самоуправления Тюменской области стали давать однозначно негативные политические и правовые оценки проявлениям национализма и своевременно устранять их последствия, а также выстраивать профилактическую работу с целевыми группами населения.

Русское национальное движение в Тюменской области

Одним из важных факторов развития этнополитической ситуации в Тюменской области является деятельность общественных объединений и деятелей, которые можно ассоциировать с движением русских националистов[9].  При всей идеологической и организационной разнородности данного сообщества, тем не менее, оно исходит из общих установок на переустройство всей системы социетальных отношений с позиции преимущественных прав русского народа, а в определенной степени – его социокультурной сегрегации от остального населения России.  
В Тюменской области в течение 1990-х – 2000-х гг. русское национальное движение развивалось в рамках следующих течений:
1.                  Гражданские ассоциации национально активированной русской интеллигенции, представленные «Обществом русской культуры», журналом «Тюмень литературная», дискуссионным клубом при партии «Родина» (некоторое время действовал и при партии «Справедливая Россия»). Основными целями данного течения можно обозначить легитимацию национального образа мысли в сознании тюменской общественности, политической и административной элиты, интеллигенции и молодежи. В сотрудничестве с иными общественными организациями, приходами РПЦ, органами представительной и исполнительной власти региона, муниципальных образований проводятся разнообразные «круглые столы», дискуссии, научные конференции, другие мероприятия просветительско-пропагандистской направленност[10]. Распространению националистических представлений служат публицистические материалы в «Тюмени литературной», «Сибирской православной газете», общественно-политических СМИ региона.
2.                  Другая часть активистов русского национального движения органически связана с православным мировоззрением и православным сообществом Тюменской области. В их сознании конституирующей основой русской культуры, государственности и нации является русское православие. В настоящее время центром стяжения данного течения стал действующий в Тюмени «Народный собор».
3.                  Православные образы и смыслы обнаруживает в своей деятельности и еще одно специфическое течение русского движения – казачество[11]. Наиболее ярко с националистической точки зрения тюменские казаки проявили себя в коллизиях 2010 – 2011 гг., связанных с планами переустройства, в частности, исторической площади г. Тюмени и установки памятника Ермаку, когда казаки были готовы игнорировать неприятие данного памятника заметной частью татарской общественности, русской демократической интеллигенции и рациональных представителей регионального политико-административного истеблишмента.
4.                  В Тюменской области воспроизводится и крайнее радикальное течение русского национализма. В области периодически возникают и пытаются наладить регулярную организационную и политическую деятельность группы гражданских активистов, ориентирующихся на общероссийские объединения РНЕ, ДПНИ, Славянский союз, Русский образ и т.п.[12] Эпизодически появляются группировки скинхедов и иной фашизоидной молодежи.
Новый облик сообщества русских националистов в Тюменской области оформился после событий декабря 2010 г., когда на Манежной площади в Москве были организованы массовые беспорядки, в основном под антирежимными и националистическими лозунгами[13]. Именно тогда из числа тюменской молодежи, разделявшей аналогичные настроения, и выдвинулись активисты, придавшие движению заметную массовость, публичность и готовность к определенной конфронтации с органами государственной власти.
Данное сообщество при всем том, что оно может быть определено в терминах политического движения, отличается заметной разнородностью. Во-первых, оно объединяет как националистов постсоветской генерации старших возрастов, так и молодежь, как правило, не старше 25 лет. Во-вторых, в нем соседствуют как те, чьим идеалом национального государства является монархия, так и те, кто мыслит в рамках националистического республиканизма. В-третьих, в нем сотрудничают как граждане, относящие себя к православному вероисповеданию, так и те, кто отрицает христианство как еврейское или иностранное влияние и ассоциирует себя с язычеством (неоязычеством), а также граждане, разделяющие светские воззрения. В-четвертых, в сообществе распространяются националистические концепции, которые восходят как к традиционалистским вариантам этнонационализма, так и к расизму, а то и явному или косвенному заимствованию идей германского национал-социализма.
Общими для всех этих мировоззренческих групп, организаций и общественных деятелей являются: ксенофобия, националистический образ мысли, отказ признавать существующий политический режим действующим в интересах русского населения.
Движение русских националистов является политическим, а значит, ставит цели изменения иерархии удовлетворения общественных интересов через воздействие на политические институты и систему государственной власти[14].  Основная задача, которую активисты националистических движений вынуждены решать – это презентация своих воззрений обществу. Будучи, по различным причинам, отчужденными от общественно-политических СМИ[15] или же получая в них лишь негативный отклик, националисты используют в своей пропагандистско-агитационной деятельности уличную визуальную агитацию (граффити, листовки) и средства массовой коммуникации, создаваемые в среде Интернет.
Сталкиваясь с незначительными успехами в привлечении к движению деятельных сторонников и с множественностью националистических организаций, что затрудняет продуктивные общественные действия, активисты националистического сообщества пытаются поддерживать националистическую солидарность[16], обеспечить межгрупповую коммуникацию и оттеснить от движения политических попутчиков[17] и идеологических противников[18]
Так как неоднородность националистического движения, социальные, социокульутрные отличия тех, кто мобилизуем или сочувствует националистам, порождает идеолого-политическую нечеткость националистического сообщества, важное место в пропагандистской деятельности получают несколько тем.
Большое значение придается легитимации национализма. Постоянно говорится о так называемом «здоровом национализме», который необходим нации для прекращения ее дискриминации со стороны мигрантов и обслуживающего их государства[19]. Параллельно с этим поднимается тема допустимости фашизма, который, по утверждениям ряда тюменских националистов-активистов, частично применим в настоящее время в России[20]. В ряде случаев движение или его части прямо объявляются национал-социалистическими[21]. С обелением национализма и фашизма напрямую связана и пропаганда расизма как конституирующей характеристики нации[22].
Активно распространяется информация о «беспределе национальных диаспор», выходцев с Кавказа и Средней Азии[23], которым покровительствует коррумпированное государство[24]. В этой связи декларируется т.н. «позитивная программа» движения:

  • Продолжение пропаганды и легитимации национализма[25].
  • Развитие просветительской деятельности, направленной на развитие политической грамотности, умения полемизировать и «внятно формулировать идеологические установки современного умеренного национализма»[26].
  • Продолжение «Русских пробежек», движения за здоровый образ жизни как пропаганды позитивного национализма, отстаивания своих гражданских прав, примера правильного поведения человека, готового отстаивать права своей нации и бороться за ее возрождение[27].
  • Проведение «Русских маршей» как демонстрации гражданского сопротивления «террору инородцев» и «произвола продажных властей»[28].
  • Указывается, что необходима «военно-спортивная подготовка соратников»[29]: «Всем без исключения заняться не просто ОФП, а серьезными боевыми искусствами, обязательно посещать всевозможные мастер-классы и семинары, оформить лицензии и приобрести легальное оружие и научиться им пользоваться»[30].

Как представляется, некоторые члены националистического сообщества вполне готовы перейти от пропаганды политического насилия к его осуществлению. Так, весной 2012 г. в отношении активистов-националистов было возбуждено несколько уголовных дел по поводу размещения материалов, призывающих к убийствам людей по причине их этнической принадлежности. У одного из подозреваемых были изъяты не только нацистские пропагандистские материалы, артефакты и символика, но и пулемет, пистолеты и винтовка с боезапасом[31].
Таким образом, русское националистическое движение, возникшее в Тюменской области на исходе советской власти, с самого начала своего существования было весьма политизированным и в целом было направленно на пропаганду идей возрождения русской нации, превращение России в русское национальное государство. Социальной основой движения стали разнообразные слои интеллигенции, включая чиновничество, представителей формирующейся русской буржуазии. В последнее десятилетие все более и более заметно происходит подключение к движению городской молодежи старшего подросткового возраста и студенчества.

Ели рассматривать движение русских националистов региона с точки зрения социальной базы, то можно увидеть два этапа его развития.
До конца 1990-х гг. наблюдался расцвет этнокультурных организаций, которые обеспечивали их членам реализацию этнической идентичности через этнически окрашенное творчество, исследовательско-фольклорную деятельность, создание сетей этнически комфортной личной и групповой коммуникации. Одновременно с этим существовали этнополитические организации, концентрирующиеся на пропагандистско-политической деятельности («Отечество», «Общество русской культуры», общественная сеть журнала «Тюмень литературная»). Эти политизированные группы стали формой эмансипации граждан посредством этнополитических концепций, отрицающих советское исключение населения из политической жизни, его отчуждение от государства.
На рубеже ХХ – ХХI вв. все заметнее стала деятельность, в целом, немногочисленных радикально-экстремистских групп, связывающих себя с русским национальным движением и отказывающих современному российскому государству в легитимности[32]. Данные формации объединили фрустрированных граждан, воспринимавших социальные и политические проблемы постсоветской России через националистические концепции. С течением времени из-за разрыва между поколениями произошло снижение влияния поколения «старых» (позднесоветских) националистов, а этнокультурные концепции национализма заменяются «интеграционным национализмом» или расизмом. Новые горожане уже второго поколения не усвоили из-за непродуктивности для социальных коммуникаций этнокультурное наследие ХIXXX вв. в его советской интерпретации, к тому же они выросли под воздействием новых идей; теперь лозунг «просвещение народа», сменил другой – «народное действие».

Татарское национальное движение в Тюменской области

Общественно заметным и политически значимым явлением общественно-политической жизни Тюменской области в постсоветское время стало и оформившееся в последние годы советского режима татарское националистическое движение. Как и в движении русских националистов, в татарском присутствуют несколько парадигм «татарской нации». С одной стороны, в Тюменской области предпринимаются попытки мобилизации тюркского населения под лозунгами «единой татарской нации». С другой стороны, более двух десятилетий наблюдаются попытки конструирования особого этноса «сибирских татар».
У истоков формирования сибирско-татарского народа стояли представители местной татарской творческой и научной интеллигенции Б.Сулейманов, А.Гаитов, И.Рафиков и др. Важным структурным элементом их лозунга об особом народе сибирских татар, стали разрабатывавшиеся в это же время научные концепции Н. Томилова и Ф.Валеева.  В областной общественно политической прессе развернулась полемика относительно проблем этногенеза, истории сибирских татар, их жизни в составе Российской империи, их этнической самостоятельности. Причем публиковались как статьи татарских общественных деятелей[33], так и научно-популярные очерки упомянутых ученых[34].
В конце 1980-х-1990-е гг. происходило организационное оформление сибирско-татарского движения. Возникло множество ассоциаций, претендовавших на политическое представительство сибирско-татарского народа.   Комитет по возрождению сибирских татар, Ассоциация татар Тюменской области «Сыбыр», «Идегей», «Чулпан», Всетатарская ассамблея Тюменской области», НКА сибирских татар и татар, проживающих на территории Тюменской области призывали к национальному возрождению сибирских татар и стремились  к формированию институциональных условий для этого: создание исследовательских центров по изучению сибирских татар, создание национальных школ, классов, кафедр (или отделений) в вузах, учреждений культуры (татарских библиотек, музеев и пр.) и досуга, татарских СМИ и издательства; обеспечение квартирами молодых специалистов; установление квоты в депутатском корпусе областной Думы, введение квот в областной администрации и глав их заместителей в некоторых районах и пр. Представители некоторых из обозначенных выше организаций и в особенности руководители Ассоциации татар Тюменской области «Сыбыр» стремились закрепить за сибирскими татарами статус коренного малочисленного народа Сибири и получить административно-территориальное образование в виде автономной республики. «…Сибирь является исторической родиной, единственным местом в мире, где могут сохраниться и развиваться как этнос сибирские татары, их язык и культура. Поэтому одной из первоочередных задач Ассоциации должно быть законодательное признание на государственном уровне статус коренной национальности сибирских татар. В качестве гарантии национального самоопределения коренных сибирских татар необходимо создание местных автономий в форме национальных сельских советов, районов…»[35].
Выдвигавшиеся данные политические цели более десятилетия оставались актуальным лозунгом движения татарских националистов, пытавшихся конструировать сибирско-татарский народ. «Еще 10-12 лет назад, в пору первых демократических перемен многие народы сумели поднять свой статус: например, Алтайская область стала республикой. Нам же помешали наши собственные разногласия в этом вопросе… Время ушло, но оно не кончается. История продолжается. Настоящие демократические перемены еще впереди»[36].
Сибирско-татарское движение не было однородным. Тем не менее, несмотря на внутренние разногласия сибирско-татарской общественности, в течение 1990-х гг. были созданы культурно-досуговые коллективы, центры в Тюмени и Тюменской области. Под воздействием движения сибирско-татарских активистов органы государственной власти пошли на создание татарских СМИ: газеты «Янарыш», телепередачи «Очрашулар», нескольких радиопередач (хотя и на литературном (казанском), а не на сибирско-татарском языке).  Активизировалась деятельность историков, этнографов, филологов, культурологов по изучению сибирских татар. Удалось добиться признания сибирских татар самостоятельным этносом и Институтом языкознания АН СССР, и Институтом этнографии АН СССР, и Государственным Комитетом СССР по статистике, и Государственным комитетом РСФСР по делам национальностей и др. Это способствовало появлению сибирских татар в переписных листах Всероссийской государственной переписи населения 2002 г.
На рубеже 1990-2000-х гг. на сибирско-татарский национализм и другие татарские национализмы последовала реакция из Татарстана. Позиция татарстанских ученых и общественных деятелей сводится к тому, что «единство татарской нации имеет глубокие культурные корни, и сегодня наличие астраханских, сибирских татар, кряшен, мишар, нагайбаков имеет сугубо историко-этнографическое значение и не может служить базой для выделения самостоятельных народов»[37].
Данная полемика нашла отражение и в общественной жизни татарского населения Тюменской области. Главной площадкой борьбы сторонников и противников идей «единой татарской нации» и «особости сибирско-татарского народа» стали научно-практические конференции, «круглые столы», научные публикации. Сторонники той или иной концепции «татарского народа» в преддверии Всероссийской переписи населения ходили по домам татар и агитировали за «правильное решение». В итоге согласно переписи населения 2002 г. на территории Тюменской области (без округов) 106 954 человек соотнесло себя с татарами, а к сибирским татарам причислило себя 7 728, жителей региона.
Полемика внутри татарского движения, провал всех политических требований, с одной стороны, а с другой – политика региональных властей, направленная на поддержание инфраструктуры национально-культурных автономий и превращение их из структур гражданского общества в «официальную общественность», определили спад татарского националистического движения в 2000-х гг. Прекращают свое существование либо становятся общественно незначимы почти все ранее возникшие татарские национальные организации. Национально-культурная автономия сибирских татар и татар, проживающих в Тюменской области успешно, инкорпорируется в систему политического режима региона.

С середины 2000-х гг. начинается новый этап развития движения татарских националистов. Он был связан с приходом в активную национальную деятельность татарских предпринимателей, горожан среднего возраста и молодежи, находившихся под влиянием «национального возрождения».  Новыми лидерами движения стали Конгресс татар Тюменской области, региональная общественная организация «Наследие», «Союз татарской молодежи» и молодежная организация «Яшь буын».
В деятельности новой генерации лидеров ранее острые политические вопросы отошли на задний план. Не поднимаются проблемы территориальной автономии, получения статуса коренного малочисленного народа, квотирования административных должностей и т.п. Даже борьба за подтверждение существования «сибирских татар» не носила общественно заметный характер в преддверии переписи 2010 г.  Не поощряется внутритатарская полемика между «татарами» и «сибирскими татарами». Выстраиваются конструктивные отношения с государственными структурами, общественными и националистическими деятелями Республики Татарстан.
Как представляется, политическая повестка отложена лидерами движения на более позднее время. Более актуальным считается этносоциальное конструирование татарского сообщества. Создаются неформальные, сетевые и официальные структуры, объединяющие татарских предпринимателей, городскую молодежь. Идет поиск новых национально мыслящих татарских интеллигентов, которых пытаются привлечь к национальным проектам социальной и научно-просветительской направленности. Взят курс на освобождение национально-культурных автономий региона и районов области и иных татарских общественных организаций от представителей «официальной общественности». Одновременно новые национальные структуры сумели снизить уровень недоверия и тревожности к себе у региональных властей. К национальному движению пытаются привлечь и мусульманских лидеров региона[38], включая активистов радикальных мусульманских сообществ, основной вектор деятельности которых пытаются перенести с позиций религиозно-политических на содействие возрождения народа и его интеграции.
Оказывается содействие татарским СМИ – газете «Янарыш», телепередаче «Очрашулар», «Хикмет». Эпизодически выходят собственные газеты «Сибирия» и «Наследие». В 2010 г., не без помощи новых региональных татарских национальных лидеров, налажено вещание татарстанского кабельного телевидения «Татарстан – новый век». Организации расширяют свое присутствие в интернет-пространстве, в том числе социальных сетей. Ведется книгоиздательская деятельность – выпущен словарь сибирско-татарского языка и проведено исследование и выпущена коллективная монография, посвященная татарам Тюменской области.
Политические вопросы поднимаются лишь по случаю. Например, вопрос о статусе «сибирских татар», ставится в связи с возможными вариантами решения проблем социально депрессивного Заболотья. «Решение вопроса о статусе сибирских татар, как коренного малочисленного народа, могло бы помочь решить многие проблемы, связанные с возрождением, сохранением и развитием самобытной духовной и материальной культуры, языка, традиций и обычаев. Данный вопрос является актуальным для татар, компактно проживающих в районах Заболотья, где до настоящего времени сохраняется традиционный хозяйственный уклад, ведущее место в котором занимают промысловые занятия. Получение статуса коренного малочисленного народа позволит закрепить за общинами промысловые угодья и сохранить основу жизнеобеспечения населения Заболотья»[39]. Политический характер носят и вопросы, связанные с противодействием неоднократным попыткам казаков, русских националистов и части православной общественности инициировать установку в Тюмени памятника Ермаку и с требованиями самой татарской общественности об открытии в областном центре татарской гимназии.  
В целом развитие движения татарских националистов на рубеже ХХ – ХХI вв. было связано с социальными изменениями, которые переживало татарское население региона. Их вектор задавался процессом урбанизации татар и связанными с этим социально-экономическими и социокультурными изменениями. Более того, в городах татары - потомки мигрантов из Поволжья и татары, считающие себя сибирскими автохтонами, оказываются в более плотном социальном взаимодействии в рамках единого социокультурного и политического пространства. Во многом именно поэтому этнополитические и культурные лозунги позднесоветских татарских националистов не находят значительной социальной силы, которую могли бы мобилизовать. Новые генерации татарских националистов, являющихся, по большей части, первым и гораздо реже вторым городским поколением, некоторое время пытались соединить идеи своих предшественников и найти новые пути национальной мобилизации уже татар-горожан, более образованных, аккультурированных, не склонными этнизировать свои социальные проблемы.

*******

Таким образом, традиции националистического восприятия этнических и политических процессов и социальные сообщества, готовые их востребовать, общественно заметны в Тюменской области лишь в среде русского и татарского населения. Именно в рамках русских и татарских националистических сообществ оформились националистические этнополитические проекты, направленные на переустройство ассоциированных этнических групп и системы социально-политических отношений в целом. Населению пытались привить националистический образ мысли и модели социальных практик, основанных на этнизации социетальных отношений. Региональный истеблишмент пытались сориентировать на выполнение им своих управленческих функций с учетом культурных характеристик тех или иных групп населения.
Однако социальные и социокультурные характеристики русского и татарского населения региона, опыт общежития в поликультурной среде, отсутствие широкой распространённости традиции этнизации социальных проблем, взвешенная национальная государственная политики, приводящаяся в Тюменской области, и своевременные политические и правовые оценки, даваемые проявлениям этнополитического радикализма и экстремизма, не способствуют значительному распространению националистических воззрений среди соответствующих групп населения и превращению указанных националистических движений в заметные общественные силы, способные на мобилизацию населения и оказания воздействия на общественную повестку дня в Тюменской области.



[1] О деятельности первых национальных ассоциаций Тюменской области см., Клюева В.П. Национальные организации в Тюменской области в 1990-е – начале ХХI в. // Налоги. Инвестиции. Капитал. - 2007. - №1-4. - С. 232 – 237.
[2] Национализм – мировоззренческий принцип и поведенческие и политические модели, исходящие из тотальной этнизации социетальных отношений. Что предполагает, что все системы отношений рассматриваются через призму своей идентичности (культурной соотнесенности), группового эгоизма, сепарации от других культурных сообществ.
[3] См., напр., Сибирские татары – кто мы? // Тюменская правда. 1988. 23 июля; Зачем нам нужна автономия? // Тюменская правда. 1989. 18 февраля; О происхождении татар // Там же; Русский вопрос //Тюменский комсомолец. 1989. 1 ноября.
[4] Подробнее см., Клюева В.П. Национальные организации Тюменской области в 1990-е гг. – начале XXI в. // Налоги. Инвестиции. Капитал. - 2007. - № 1-4. - С. 232 – 237; Бобров И.В. Национальные организации в системе гражданского общества // Политическое развитие Тюменского региона. - Тюмень. - 2006. - С. 54 – 69.
[5] Примерами трансляции националистических взглядов коммунистическими организациями могут служить публикации в газ. «Трудовая Тюмень». За что борется КПРФ // Трудовая Тюмень. 1999. Октябрь. №49; За что борется РКРП-РПК // Там же. 2003. Ноябрь. №44.
[6] Напр., Киришева О. Вам не дано поставить точку, Маслов // Регион Сибирь. 2002. Ноябрь. №10; Куликов О. Медальон // Там же. 2003. Сентябрь. №6;Киришева О. Как нас дурят и оболванивают // Там же. 2003. Апрель. №3.
[7] См., Бобров И.В. Еврейская тема в общественно-политической жизни Тюмени на рубеже ХХ – XXI вв. // Евреи в Сибири и на Дальнем Востоке: история и современность. Материалы IV региональной научно-практической конференции 25-26 августа 2003 г. Красноярск-Биробиджан. 2003. С.232-234.
[8] Наблюдатели считали, что антисемитские публикации поддерживали в команде тогдашнего губернатора Л.Рокецкого, допускавшего наличие еврейского заговора против него, центром которого якобы являлась команда губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Ю.Неелова. – Дятлова Н. Нация, способная к самым ужасным преступлениям… // Материалы восьмой международной междисциплинарной конференции по иудаике. М. 2000. С.284.
[9] Можно согласиться с В.А. Шнирельманом, что современный русский национализм представляет собой разнородные праворадикальные течения, присваивающие себя право выступать от имени «русского народа» и объявлять себя борцами за его интересы. При этом понятие «русский народ» нагружается разными смыслами, не говоря уже о формулировании его интересов. -  Шнирельман В.А. Русский национализм: новы е тенденции. Этнополитическая ситуация в России и сопредельных странах в 2011 г. М. 2012. – http://www.valerytishkov.ru/cntnt/publikacii3/kollektivn/ezhegodnyi.html
[10] Фролов Н.К. Взаимодействие – основа дальнейшего развития и успеха // Национальные культуры региона. - 2006. - Выпуск XI. - С. 5 – 6.
[11] См. Клюева В.П. Национальные организации Тюменской области 1990-е гг. – начале XXI в. - С. 233.
[12] См. Бобров И.В. Национальные организации в системе гражданского общества. - С. 63-65.
[13] Подробнее о деятельности современной генерации русских националистов в Тюменской области см. Клюева В., Лобанова О. Активизация русского националистического движения в Тюменской области. . Этнополитическая ситуация в России и сопредельных странах в 2011 г. М. 2012. – http://www.valerytishkov.ru/cntnt/publikacii3/kollektivn/ezhegodnyi.html
[14] Обсуждение в группе «Русский городъ» http://vk.com/topic-34721488_2646178.
[15] В ряде случаев в общественно-политических СМИ могут появляться нейтральные заметки о тех или иных акциях националистов. Так в апреле 2012 г. в газете «Вслух о главном» появилась рекламная заметка об очередной «русской пробежке» и странички данной группы «ВКонтакте» (Никитина О. Тюменцы пробегутся за здоровый образ жизни // Вслух о главном. 2012. 22 апреля).
[16] Например, это одна из задач публичных акций Здорового образа жизни – Фокус-группа с активистами тюменских групп ЗОЖ, «Славяне», «Культурное наследие», Народный собор, «Славянская сила», РНЕ, Тюменский городской родительский комитет от 22 марта 2012 г. – Архив авторов.
[17] Например, анализ политической деятельности А.Навального, заканчивающийся утверждением: «Алексей Навальный – не русский националист… Не думаю, что у русских есть серьезные причины ненавидеть Навального. Но разве у нас есть причины считать его своим?» - Обсуждение в группе «Русский городъ» http://vk.com/topic-34721488_26419395
[18] Например, «Соратники, не посещайте вы сомнительные и бесполезные митинги! Тем более под нашими флагами! Трезво оценивайте ситуацию, и занимайтесь более продуктивной и полезной деятельностью! Слава России!» - http://vk.com/ro.tyumen
[19] Фокус-группа с активистами тюменских групп ЗОЖ, «Славяне», «Культурное наследие», Народный собор, «Славянская сила», РНЕ, Тюменский городской родительский комитет от 22 марта 2012 г. – Архив авторов; Группа «Русская Тюмень» http://vk.com/topic-36088104_25984484; Выступление представителя организации «Русский образ» на лекции по национализму в современной России на заседании Свободного университета 10 апреля 2011 г. http://golosa.info/node/5090.
[20] Выступление представителя организации «Славянский образ» на лекции по национализму в современной России на заседании Свободного университета 10 апреля 2011 г.
[21] Там же;
[22] Обсуждение в группе «Русская Тюмень» http://vk.com/topic-36088104_25983720;  Страница Андрея Сафронова http://vk.com/id21193509.
[23] Фокус-группа с активистами тюменских групп ЗОЖ, «Славяне», «Культурное наследие», Народный собор, «Славянская сила», РНЕ, Тюменский городской родительский комитет от 22 марта 2012 г. – Архив авторов; Интервью с представителями «Русской общины» 5 ноября 2011 г. – Архив авторов; Обсуждение в группе «Русская Тюмень» http://vk.com/rustmn; Страница Петра Кыркунова http://vk.com/indisitors.
[24] Там же; Группа «Русские пробежки. Тюмень» http://vk.com/ruszabeg72; «Русский городъ» http://vk.com/topic-34721488_26246178.
[25] «Русский городъ» http://vk.com/topic-34721488_26246178.
[26] Там же; «Русское имперское движение» http://vk.com/rimtyumen.
[27] «Русский городъ» http://vk.com/topic-34721488_26246178; Группа «Русские пробежки. Тюмень» http://vk.com/ruszabeg72; фокус-группа с участниками ЗОЖ от 28 ноября 2011 г. – Архив авторов.
[28] Группа «Русский марш» http://vk.com/club20604151.
[29] «Русское имперское движение» http://vk.com/rimtyumen.
[30] «Русский городъ» http://vk.com/topic-34721488_26246178. См. там же: «…русский патриот должен быть всегда готов к конфликту. Займитесь единоборствами, приобретайте легальное оружие. Тем более, это ведь и есть естественное продолжение наших занятий ОФП на турниках и тому подобных мероприятиях… Посещайте всевозможные семинары по боевым искусствам, самозащите, тем более те, которые организованы для вас же».
[31] Денисова С. У жителя Комарово изъяли форму офицера вермахта // http://72.ru/newsline/494024.html.
[32] См., Тюмень начала ХХI в. - Тюмень. - 2002. - С. 62 – 64.
[33] Зачем нам нужна автономия // Тюменская правда 18.02.1989 № 42.; Проблемы национальных деревень // Тюменская правда 21.08.1988 № 193.
[34] Сибиртатарлар или сибирские татары // Тюменские известия 05.01.1991 № 4-5; Сибиртатарлар или сибирские татары // Тюменские известия 10.01.1991 № 7; Сибиртатарлар или сибирские татары // Тюменские известия 11.01.1991 № 8; Сибиртатарлар или сибирские татары // Тюменские известия 12.01.1991 № 9-10.
[35] Программа Ассоциации татар Тюменской области // Куда ведут татарскую общину? // Тюменская правда 25.02.1993 № 37.
[36] Нам нужен статус коренного народа // Сибирские татары октябрь 2002 № 1.
[37] Татарская нация: история и современное развитие / Под ред. Д.М.Исхакова. Казань, 2002. С. 3.
[38] В Тюменской области действуют общины, находящиеся под юрисдикцией Духовного управления мусульман Тюменской области, Духовного управления мусульман Азиатской части России и Центрального духовного управления мусульман России.
[39] Татары Тюменской области: история и современность. – Тюмень, 2011, С. 8.

Комментарии