Новая реальность ислама в конце ХХ – начале XXI вв. (К вопросу о реинституционализации ислама)

Рубрика "Реальный ислам в России"

Второе эссе о бытовании ислама в России на примере Тюменской области. 
Первое эссе     Третье эссе




Перестройка, демократизация, либерализация советско-коммунистического режима и кризис коммунистической идеологии запустили в конце 1980-х гг. процессы социетальной трансформации и разложения тоталитарности. Одним из сопутствующих явлений стала реинституционализация религии. Подробнее об этих процессах - здесь

Становление организационных структур

Важным фактором реинституционализации ислама в тюменском регионе стала деятельность татар –  мусульманских активистов: Арслан-гирея хаджи Арангулова, Нафигуллы Аширова, Галимзяна Бикмулина, Ибрагима Сухова, Фатыха Гарифулина. Эти люди создавали и возглавляли официальные мусульманские организации, расширяли сеть исламских общин, создавали исламские образовательные центры, налаживали доставку религиозной литературы и выпуск исламских региональных газет. Галимзям Бикмулин и Ибрагим Сухов были первыми мусульманами региона, получившими системное исламское образование – закончив бухарское медресе «Мир аль-Араб». 

К началу 1990-х гг. официально зарегистрированные мусульманские общины были уже не только в Тюмени и Тобольске (как в советское время), но и в селах с преимущественно татарским населением: Ембаево, Чикче, Баишево. Мусульманские общины устанавливали взаимодействие друг с другом, и в 1991 г. по решению Духовного управления мусульман Европейской части СССР и Сибири (ДУМЕС) были объединены в Тюменский мухтасибат, который возглавил Г. Бикмулин. 
К концу 1990-х гг. в ходе пертурбаций в мусульманском сообществе Российской Федерации и тюменского региона [1] на территориях Тюменской области, ХМАО и ЯНАО стали действовать российские централизованные мусульманские объединения: Духовное управление мусульман Тюменской области (ДУМ ТО), Духовное управление мусульман Азиатской части России (ДУМ АЧР), Центральное духовное управление мусульман России (ЦДУМР) и Омский муфтият. 
В середине 2010-х гг. организационный ландшафт мусульманского сообщества выглядит следующим образом: в Тюменской области мусульманские общины входят в юрисдикцию ДУМ ТО, ДУМ АЧР ЦДУМР, одна община зарегистрирована за Централизованной религиозной организацией "Объединенный исламский конгресс России" (Объединенный муфтият), в ХМАО и ЯНАО общины входят, в основном, в состав ЦДУМР (Омский муфтият сохранил общины на Ямале в пос. Пангоды и г. Надым). 

Развитие общин

Становление конституционного режима свободы совести и свободы вероисповедания, законодательные рамки которого были заложены законами СССР «О свободе совести и религиозных организациях» и РСФСР «О свободе вероисповедания» 1990 г., Конституцией Российской Федерации 1993 г. и Федеральным законом от 26.061997 г. «О свободе совести и религиозных объединениях», создало условия для официальной регистрации мусульманских религиозных организаций и строительства мечетей на территории тюменского региона (который в политико-административном плане с 1993 г. включает Тюменскую область, Ханты-Мансийский автономный округ и Ямало-Ненецкий автономный округ). 
Собственно в Тюменской области к началу 2000-х гг. действовало 79 мусульманских религиозных организаций (2002 г.). На территории ХМАО первые мусульманские организации появились в 1997 г, а к началу 2000-х их было уже более 24 (на 2002 г.). На Ямале в 1994 г. были зарегистрированы 2 исламские общины, а в 2002 г. их было уже 18. Максимальное количество официально зарегистрированных мусульманских религиозных организаций в Тюменской области было в 2006 г. – 80, в ХМАО в 2011 г. – 27, в ЯНАО в 2002 г. – 18. 
К 2010-м гг. из-за особенностей сложившегося в России юридического режима относительно общественных объединений численность религиозных организаций, ассоциирующих себя с исламом, в Тюменской области и в ЯНАО несколько сократилась, соответственно до 71 и 16 организаций. Однако религиозные организации, лишившиеся официальной регистрации, как правило, не прекращали своей деятельности, продолжая существовать в качестве не требующих официальной регистрации религиозных групп. 
Как зарегистрированные, так и действующие без регистрации мусульманские организации к началу ХХI в. располагали для своих богослужебных целей необходимым количеством как возвращенных (сохранившихся лишь в Тюменской области), так и вновь построенных мечетей (часть мусульманских собраний проходит в приспособленных под молельные дома зданиях). Так, в Тюменской области действует 77 мечетей, в ХМАО – 18, в ЯНАО – более 10.


Вообще, мечети начали активно строиться с начала 1990-х гг. – как на деньги самих прихожан, так и спонсорской помощи отдельных предприятий региона, государства, пожертвований мусульман, проживающих за пределами России (например, фонды «Дар уль Бир» -  Объединенные Арабские Эмираты, «Хаят аль-Игаса» - Саудовская Аравия), Всемирной организации исламской молодежи, отдельных мусульманских семей из Северной Африки и Аравии) и за счет, например, турецких фирм.
Появление мечетей, общин требовало подготовленных исламских специалистов. Сотни жителей тюменского региона старались получать мусульманское образование в медресе Татарстана, Башкирии, Москвы, Турции, мусульманских стран Большого Ближнего Востока и даже Ирана. 
В то же время в конце 1990-х – начале 2000-х гг. предпринимались попытки создать медресе и на юге Тюменской области. Некоторые из них, из-за отсутствия авторитетных знатоков ислама и финансовых средств, как, например, медресе в г. Тобольске, с. Чикче действовали непродолжительное время. Более успешной была деятельность медресе «Белем» в г. Тюмени (действовало 1993 – 2000 гг.) и «Медресе им. Нигматуллы» в с. Ембаево (Тюменский район), обучавшее шакирдов [2] до 2010 г. (с 2015 г. на его основе действует т.н. Исламский просветительский центр). В Тюмени при Соборной мечети в конце 1990-х – середине 2000-х гг. проводились систематические занятия с молодыми девушками и женщинами в рамках т.н. «женского медресе». 
Обучение религии, как мужчин, так и женщин, происходило и через занятия с авторитетными для тех или иных мусульман знатоками ислама. Подобное частное обучение – либо на дому, либо через занятия в мечетях – нередко вели узбеки, таджики, киргизы, выходцы из кавказского региона, сами получившие исламское образование на родине (разнообразное как по уровню, так и по религиозным интерпретациям исламского наследия). В ряде случаев эти занятия институционализировались как т.н. «воскресные школы». В 2000-х гг. «воскресные школы» стали нормативной формой обучения как взрослых, так и детей. 
Знание ислама приходило в регион не только через обучение религии, мечетные собрания, проповеди, распространение книг, но и с помощью издававшихся местными мусульманскими общинами и отдельными просветителями газет.  В Тюменской области в 1990-е – начале 2000-х гг. выходили «Мусульманская газета», «Напоминание».  По настоящее время продолжают издаваться «Истина», «Муслим-инфо», «Хикмет». Отдельные материалы об исламе размещают татарские газеты «Янарыш» (фактически издается органами власти Тюменской области), «Сибирия» (газета и сайт Конгресса татар Тюменской области). В ХМАО издаются мусульманские газеты «Магрифт», «Иман». В ЯНАО – «Иман – Мусульманский вестник», «Ватан», «Свет добра». 
В целом, к 2010 гг. закончился этап экстенсивного развития ислама в Тюменской области. Были построены мечети, иные здания религиозного назначения. Налажены официальные и неформальные каналы поступления и распространения в области исламской религиозной и политической литературы. Издаются периодические и эпизодические мусульманские газеты. Налажены каналы обучения исламу как за пределами региона и России, так и в Тюменской области. Сложилась определенная система знатоков ислама, к которым обращаются за разъяснениями по вопросам применения шариата. Есть довольно многочисленный слой религиозных специалистов (имамов и т.п.), которые удовлетворяют обрядовые потребности населения [3]
К настоящему времени можно говорить о том, что в регионе сложились устойчивые, реально функционирующие мусульманские общины. Их совокупность, однако, не представляет собой постоянно связанного коммуникациями и подобием частей организма. Скорее речь может идти о множестве религиозных общин, некоторые из которых совместно образуют сообщества (поддерживают взаимодействия) усилиями тех или иных религиозных специалистов и общественных деятелей. Кроме того, сами общины зачастую воспроизводятся на различных основаниях: на совместном проведении обрядов, на совместном изучении ислама, на обеспечении каналов социализации через исламскую идентичность, на повседневной бытовой коммуникации.
Большинство мужчин, посещающих мечетные собрания в городах региона, – это выходцы из стран Средней Азии, российского Северного Кавказа и мигранты из Азербайджана. В дни наблюдений в Тюмени и Тобольске [4] мужчины, которых антропологически можно отнести к указанным группам населения, образовывали до 5/6 состава молящихся. 
В ряде случаев выходцы из среднеазиатского, кавказского регионов и татары примерно в равных долях составляют умму (общину), вставшую на джума-намазах. Такую ситуацию всё еще можно наблюдать в пос. Прииртышский, д. Сабанаки, г. Ялуторовске. В то же время в группе мусульман, составляющих костяк общины в этих мечетях – входящих в её правление, принимающих участие в организационных собраниях – составляют татары преклонного возраста. 
Мусульманские общины, действующие в сельских поселениях Тюменской области, по преимуществу состоят из татар. 
В мусульманских общинах ряда городов ХМАО и ЯНАО до сих пор заметно присутствие татар и башкир, хотя их численность сокращается из-за притока в мечети мусульман, переехавших из кавказского региона. В отдельных поселках ХМАО и ЯНАО основная масса практикующих мусульман — это выходцы из Дагестана, так как некоторые населенные пункты являются базой целевой миграции из конкретных кавказских сел.
В Тюмени есть отдельные общины ингушей-суфиев и шиитов-мусульман. 
В Ишиме (Тюменская область) и прилегающих территориях заметное число практикующих мусульман – казахи. 
Большинство женщин, публично ассоциирующих себя с исламом, в Тюменской области и (меньше) в северных округах – это татарки старшего среднего и старшего возрастов. В то же время можно говорить, что, в среде женщин, публично исповедующих ислам, довольно заметны азербайджанки. 

Зоны развития

В 2010 гг. определились основные зоны развития исламского множества региона, которые во многом характерны и для всего российского ислама (за исключением регионов Северного Кавказа). 
Во-первых, это городские мусульманские общины, сосредоточенные в г. Тюмени, тюменской сельской агломерации и городах ХМАО и ЯНАО. Они представляют основную (доминирующую) часть исламского множества Тюменской области. Это гетерогенные в этническом и конфессиональном плане (сунниты и шииты, ханафиты и шафииты, суфии, последователи салафизма и т.н. «традиционного ислама»/адатного ислама) религиозные организации и группы. Основную роль в богослужебных собраниях и в организационном плане в них играют дееспособные мужчины среднего возраста и молодежь. Общины этих населенных пунктов динамично развиваются в численном плане. Именно здесь расположены региональные духовные управления мусульман, сконцентрированы основные религиозные представители и специалисты. Именно в этих общинах и мусульманских ассоциациях формируются основные коллизии, оказывающие воздействие на вектора развития мусульманского сообщества региона в целом. 
Во-вторых, интенсивное развитие переживает исламское множество, формируемое мигрантами, укореняющимися в Тюменской области и северных округах. Его основу составляют молодые мужчины, выросшие в постсоветский период, прошедшие первичную и начало вторичной социализации под воздействием исламских, а зачастую, и националистических парадигм. Ислам, под влиянием которого они формировались, не свободен от салафитских (догматико-обрядовых) и исламистских (религиозно-политических) трактовок. 
В-третьих, начинаются подвижки внутри ранее оформившихся руководящих групп мусульманского сообщества региона. Это связано:
- с увеличением числа лиц, чувствующих (вне зависимости от реального положения дел) себя способными к самостоятельному осмыслению ислама, базирующихся на нем обрядово-догматических, повседневных и общественных стратегий;
- со старением лиц, стоявших у истоков формирования мусульманского сообщества снижением их общественных потенций и значения для развития сообщества;
- с появлением «коридора возможностей» для второго эшелона исламских религиозных специалистов, которые могут рассчитывать на поддержку мусульман, воспринявших ислам под воздействием этих специалистов или же близких им по возрасту и иным социальным и социокультурным характеристикам. 



В целом можно говорить об окончании процесса реинституционализации ислама. Ислам стал системообразующим фактором для формирования жизненных и общественных стратегий заметного числа граждан, проживающих в регионе. Увеличилось количество мусульман, получивших более или менее системное представление об исламе и тенденциях его современного развития. Существуют разнообразные легкодоступные каналы поступления в регион религиозной и политической информации исламского содержания. Все это повышает количество индивидуальных и коллективных акторов, способных к интерпретации исламского наследия применительно к задачам и проблемам, стоящими перед мусульманами тюменского региона.  



[2] Шакирд – человек, обучающийся исламу.
[4] В Тюменской области усилиями научных сотрудников Института проблем освоения Севера Сибирского отделения РАН и АНО «Институт развития регионального социума» с 2005 года велись системные исследования религиозности населения, в том числе, организовывались подсчеты граждан, посещающих службы в разнообразных религиозных ассоциациях. Изучение численности мусульман, проводилось через подсчеты лиц, посещающих джума-намазы и праздничные службы ураза-Байрам и Курбан-Байрам. Динамику мусульман в мечетях региона см.: Поплавский Р. Черепанов М. В поисках "реального" сообщества: оценка численности прихожан мечетей города Тюмени.

Комментарии