Рецепт из недалекого прошлого все еще актуален

Любовь Гордиенко

Только диалог - другого пути нет


В чем кроются причины экстремизма? — этот вопрос обсуждали на заседании круглого стола по проблемам молодежного экстремизма, который состоялся в начале июня в Тюменской областной Думе.

Желающих послушать дискуссию на тему «Предупреждение молодежного экстремизма: история и современность» собрался полный зал: депутаты, ученые, представители религиозных и национальных объединений, а также леворадикальных течений.

Модератор круглого стола, депутат областной Думы Виктор Буртный для начала рассказал о законах, регулирующих как профилактику, так и, по его выражению, «лечение» экстремизма. Он отметил, что впервые в российских законах это понятие закреплено лишь в начале 2000-х годов в связи с ратификацией Шанхайской конвенции. В этом международном документе экстремизм понимается как деяние, направленное на насильственный захват или удержание власти, а также насильственное изменение конституционного строя.

Экстремизм — явление новое не только для России, но и для мира. О его истории рассказал завкафедрой политологии Тюменского гуманитарного института при ТюмГУ Игорь Бобров. Концепция экстремизма появилась только в начале 30-х годов, когда в Европе сформировались демократические государства и, как оборотная сторона медали, — группы, нацеленные на разрушение подобной системы отношений: фашисты и леворадикалы (анархисты, троцкисты и т.п.).

Сегодня в России схожая ситуация. «В условиях трансформации российского общества и государственности обозначились силы, которые оказались в низу социального лифта и не могут реализовать себя в конкурентной экономике и мире, разнородном по культурным проявлениям. Поэтому они склонны к действиям, которые мы с вами называем экстремистскими», — отметил Игорь Бобров.

По оценкам ученого, на юге Тюменской области постоянно действуют лишь два экстремистских сообщества: исламисты и русские националисты. Исламисты — представители мусульман, которые считают ислам политической концепцией, пытаются отделить своих единоверцев от всего общества и призывают их жить по законам шариата, а не по законам государства. Русские националисты в свою очередь проповедуют этноцентризм, руководствуясь принципом «русский, помоги русскому» и игнорируя другие культурные сообщества.

Политолог также отметил потенциальную угрозу левых радикалов, которая пока не имеет прямых проявлений: «Им свойственна жесткая социальная критика, неприемлемость нашего государства как такового по причине, с их точки зрения, несправедливости к обществу».

Председатель комитета по делам национальностей Евгений Воробьев добавил, что все эти течения в нашем регионе насчитывают не более сотни человек: «Слава богу, что количество экстремистов — до сотни. Но если мы не будем вести профилактику, то прибавится другая сотня». Воробьев привел в качестве позитивного примера профилактики группу русских националистов, которых удалось переориентировать на здоровый образ жизни.

Если большинство докладчиков говорило об экстремизме в плоскости межнациональных и межрелигиозных отношений, то во время свободной дискуссии выяснилось, что большинство участников интересуют проблемы политического экстремизма и его причины. Например, бывший депутат облдумы Александр Черепанов предложил, прежде чем заниматься «лечением», определить «диагноз». «Ни в одном из выступлений не прозвучало, в чем причина экстремизма», — высказал мнение гость круглого стола.

К нему присоединились представители Совета инициативных групп граждан Тюмени Вячеслав Логинов и движения «Левый фронт» Михаил Савелков, который, подходя к трибуне, так и представился: «тот самый, которого не так давно называли политическим экстремистом». «Нужно разобраться с тем, что побуждает людей участвовать в конкретных акциях. В понятие «экстремизм» сегодня включили мелкое хулиганство, приравняли его с терроризмом. Но никто не попытался разобраться в самой причине явления», — отметил Савелков.

— Ведь сегодня на улицу выходят не крестьяне и рабочие, а обеспеченные и образованные, — заметил депутат облдумы Сергей Козлов, проведя исторические параллели с первыми террористами-народниками, которые были в основном дворянами.

Это подтверждает ВЦИОМ, по данным которого среднестатистический портрет митингующего выглядит так: мужчина в возрасте 25-34 года, с высшим образованием, со средним или высоким материальным достатком, сторонник либерально-демократических ценностей, активный пользователь Интернет, не согласен с итогами парламентских выборов.

Как же сделать так, чтобы эти митинги не переходили границы мирных акций, иными словами, как предупреждать политический экстремизм? «Нужно вести диалог с этими людьми. Наше общество пока не приобрело ни гражданского согласия, ни солидарности, мы пока только учимся этому. Другого пути нет — только разговор», — ответил Игорь Бобров.

По словам Виктора Буртного, тот факт, что круглый стол состоялся и стороны высказали свои мнения, свидетельствует о наличии такого диалога и о том, что Тюменская областная Дума в нем заинтересована.

Итогом круглого стола стали рекомендации органам власти и общественности, в которые вошли некоторые прозвучавшие предложения.

Комментарии