2000 год - о парламентских выборах и Путине

Статья опубликована в газете "Тюменские известия". 2000. №20 (2375)


Политика и мораль: лиха беда начало?


Сегодня мы продолжаем разговор о феномене так называемой политической культуры в России. О совместимости - как это ни кощунственно прозвучит - в нашем обществе политики и морали. Зыбкость моральных принципов российских политиков и обслуживающих их средств массовой информации показали и события, произошедшие при открытии Государственной Думы.

Можно сказать, что произошла смена властями России моральных обоснований своих действий. Всю осень мы слышали о недопустимости грязных политических технологий. С экранов телевизоров, со страниц газет нам вещали о честности, которая должна стать принципиальной основой российской политики.

Прошел месяц после выборов. И что мы слышим? Оказывается, политика и мораль находятся в более сложных отношениях. Похоже даже, что в политике действует какая-то особенная мораль, отличная от общечеловеческой. Яркий пример – прозвучавшие 23 января в программе С. Доренко высказывания Б. Березовского. Ну не совместимы у него политика, мораль и совесть! Он даже привел пример своего поступка, «аморального, но совершенного по совести» (это когда он проголосовал за Селезнева в качестве спикера Думы). Так же, по его логике, невозможно быть правозащитником (то есть защищать права человека) и политиком одновременно! Вот и получается, по Березовскому, что политики — люди, не о правах людей (избирателей) заботящиеся, а о чем-то другом.

Подобные взгляды продемонстрировало и большинство политиков и журналистов, комментировавших парламентский кризис. Оценивая действия т.н. «парламентского меньшинства», они делали упор на притязаниях лидеров оппозиции на думские портфели, личных обидах или выгодах. Этой точки зрения придерживается, к сожалению, и наш земляк Г. Райков: «Если портфель - войду в зал, нет - не войду», - комментирует он позицию оппозиции. И все эти горе-политики даже не допускают мысли о возможной защите оппозиционерами идеологических или этических ценностей и принципов... Причем некоторых пропагандистов режима не смущает даже то, что они вынуждены оправдывать союз «Единства» с коммунистами (вот уж о ком было сказано много нелестных слов, включая и их «аморальный большевистский облик»). А СПС вдруг стал одним из «обиженных карликов» или «брошенной любовницей», хотя еще недавно декларировалась близость их взглядов позициям «Единства» и Путина.

Все это у них называется «рациональной прагматической политикой». На наш взгляд, под политикой эти господа понимают лишь проблему оудержания власти. Именно в этом (в отличие от выбора союзников или идеологических платформ) проявляют они принципиальность.

Правящую олигархию на самом деле интересует лишь одна проблема — удержание власти в своих руках.

Именно поэтому "Единство" шло на выборы без программы — чтобы собрать больше голосов (зачем что-то говорить — это может отпугнуть людей). Именно поэтому Путин молчит о своей экономической программе — пусть сначала проголосуют. Именно поэтому Путин так внятно и не разъяснил свою позицию по парламентскому кризису — у парламентского меньшинства как-никак 20 млн. избирателей (не говоря уж о тех, кто голосовал за "Единство" в поддержку Путина и против коммунистов)! И не случайно в кризисные моменты главным экспертом на телевидении становится Жириновский – он всегда с радостью объяснит преимущество власти перед оппозицией, обоснует любую правительственную программу. Ведь он оппозиционер, за него голосует «протестный» избиратель! Наконец-то пришел праздник и на улицу КПРФ. Ельцин ушел (в этом они видят свою заслугу). Правящий режим свергнут, цель достигнута. Правда, непонятно, почему при президенте Ельцине кремлевская команда была «оголтелой, разложившейся, смертельно опасной для страны», а при и.о. президента с теми же самыми людьми можно «положить конец всеобщей ограбиловке и растащиловке»...

Сплоченная общей бедой парламентская оппозиция продемонстрировала несколько иную политическую культуру. Как нам кажется, СПС и "Яблоко" последовательны в отстаивании своих принципов. Ведь не «скандал брошенной любовницы» устроили они. Их возмутил цинизм торжествующей беспринципности.

Что бы нам ни говорили, все же основаниями для их союза явилась не столько «обида» на победившее большинство, сколько общая политическая культура. При всех, зачастую, непримиримых разногласиях в идеологической, экономической, социальной сферах основой для их нынешнего единства явилось общее понимание демократии.

КПРФ, "Единство" и кремлевская олигархия в данной ситуации апеллируют к чрезвычайно распространенному в современной российской политической культуре пониманию демократии как ВСЕВЛАСТИЯ большинства.

За этим большинством признается право откровенно игнорировать интересы меньшинства. При этом они даже не думают, что пренебрегают мнением более чем 20 млн. граждан нашей страны. Это в данной ситуации — ситуации парламентского кризиса. А ранее, апеллируя к термину «всенародно избранный президент», власть предержащие отмахивались от интересов голосовавших против Ельцина граждан (это примерно половина взрослого населения России). Таким образом, понятие «народ» сужается властью до понятия собственного электората. Именно против этого лживого понятия демократии восстала оппозиция.

Для либеральной оппозиции демократия – это, во-первых, всеобщие, равные, тайные, законные выборы; во-вторых, принцип, когда ни одна политическая должность не может быть занята человеком, не прошедшим процедуру законных выборов (именно это было нарушено в Думе); в-третьих, ответственность власти перед народом, для чего исполнительная власть должна контролироваться представительными органами как на уровне страны, так и отдельных территорий (государственная, областная, городская Думы); в-четвертых, властные полномочия могут осуществляться только в рамках предусмотренной законом процедуры. Но самое главное, современное понимание демократии невозможно без признания прав меньшинства. Это гарантия от возникновения различных диктатур и гражданских войн. Это опыт кровавой истории XX века.

Все эти принципы находятся в неразрывной связи друг с другом. Несоблюдение хотя бы одного из них, как показывает история, ведет к перерождению демократии в олигархию, авторитаризм или тоталитаризм, в зависимости от силы и напора тех, кто объявил себя большинством и захватил власть в государстве. Так пришли к власти фашисты в Италии и Германии. А в послевоенных Франции и США следование этим принципам позволяет соблюдать баланс между правами большинства и меньшинства, и чаще всего конструктивно сосуществовать президентам и парламентам, принадлежащим к разным, а иногда и диаметрально противоположным политическим силам. В этих странах понимают, что и те, и другие политики избраны просто-напросто разными частями одного народа. Работа политиков заключается в согласовании интересов этих разных частей одного народа, а не в торжестве временного большинства над временным меньшинством.

В первую очередь парламентский кризис проявил разное понимание демократии. Но немаловажное значение в развертывании этого кризиса сыграли социальные интересы политических партий (понимание которых проясняет, к примеру, почему Путин и «Единство» могут договориться с СПС, но не с "Яблоком"). Но об этой составляющей политической культуры мы поговорим в следующий раз.


Комментарии