Страна невыученных уроков

Статья опубликована в газете "Горизонт" (Денвер, Колорадо)


Сколько живу, столько помню попытки оправдания И. Сталина. Обычно они сводятся к разговорам о том, что были и проблемы, но была и великая страна – страна, победившая фашизм.

Как представляется, это подмена. Попутно достигнутые «успехи индустриализации и коллективизации», не отменяют совершенных преступлений. Преследования людей, тюрьмы и концлагеря, пытки, мучения, убийства – это злоумышленные преступления.

Нельзя гордиться тем, что трудом заключенных, спецпоселенцев, бесправных крестьян были построены заводы, электростанции, каналы, железные дороги… Не стоит гордиться и тем, что танки, самолеты, реактивные снаряды и атомное оружие создавалось подневольными учеными и инженерами в тюремных «шарашках». Победа в Великой Отечественной войне была достигнут не благодаря, а вопреки государственному и полководческому «гению» Сталина.

Боюсь, то что СССР оказался в той войне на стороне сил Добра, это не сталинская «заслуга», а Гитлера. Ведь Вторую мировую войну Советский Союз под «мудрым» руководством Сталина начал совместно с гитлеровцами – нападением на Польшу, захватом Прибалтики, аннексией части украинских, белорусских, финских и бессарабских земель. Сталин сыграл в предложенную ему Гитлером игру в «Великие державы, делящие мир». Только нападение фашисткой Германии на СССР, население которого должно было в основном быть уничтожено или депортировано за Урал (как предусматривали планы «Барбаросса» и «Ост»), изменило моральную и историческую ситуацию для Советского Союза.

Нашим дедам пришлось защищать свою жизнь, а не социализм и Сталина, спасать своих родных от гитлеровского геноцида. Внешнеполитический и военный «гений» Сталина стоил народу страны – двадцать семь миллионов погибших, из которых более восьми миллионов – это солдаты. Замечу, что немцы, под руководством другого подобного «гения» потеряли в той войне более семи миллионов, включая военнослужащих и гражданских лиц.

А что получил советский народ после войны? Снова репрессии и убийства своих граждан, которыми оплачивалось поддержание статуса «второй державы мира».

Но современным почитателям Сталина эти жертвы не интересны. Они говорят нам: ну не так уж и много было этих пострадавших. Они любят приводить данные официальной справки Генеральной прокуратуры СССР за 1954 год. Посмотрите, увещевают они, с 1921 по 1954 годы было осуждено менее четырех миллионов человек, из них казнено – менее шестисот пятидесяти тысяч. Им мало этого!

Они не любят вспоминать о тех, кто погиб на этапе, в спецпоселениях, от пыток в тюрьмах или от нечеловеческих условий в советских концлагерях. Они не печалятся о разрушенных семьях, разлученных супругах, детях, да, просто поломанных жизнях. «Зато мы делали ракеты и перекрыли Енисей, а также в области балета, мы впереди планеты всей!».

Почему почитатели Сталина и борцы за «взвешенный подход к истории» допускают такие ошибки мышления и аморализм? Причин несколько:

В российском обществе не была дана моральная оценка проводившейся в советское время политики социального расизма, скрывавшейся под псевдонимом «классовый подход».

Современной российской культуре присущ агуманизм. Человек до сих пор не уникальная личность, имеющая право жить своей собственной жизнью, а расходный материал государства, нации, национальных лидеров.
Происходит подмена религиозных или светских гуманистических оснований морали имморальным лозунгом – «посмотрите, что делают другие».
Повсеместно ложь допустима, если она выгодна.

Подобное культурное и моральное (а точнее аморальное) наследие и порождает якобы «исторические исследования», которые на основании отдельных нестыковок фактов пытаются поставить под сомнение репрессии против людей, живших на территории «первого в мире социалистического государства». Хорошим примером подобного подхода являются публикации в газете «Горизонт» статей «Загадка 37 года» и «Возвращаясь к письму о депортации советских евреев».

Давайте на последнем примере посмотрим, а меняет ли что-ни будь в сущности сталинской политики в отношении евреев отсутствие (по крайней мере, на сегодняшний день) официальных документов органов власти СССР, свидетельствующих о сталинских планах депортации советских евреев в начале 1950-х годов?

В основе советской национальной политики лежали несколько принципов, не имевших никакого отношения ни к развитию этнических групп, ни к дружбе народов.

Во-первых, коммунисты начала двадцатого века считали, что нации являются исторически обусловленными этапами развития человечества. Природа подобных человеческих коллективов в целом осталась в социалистической теории не прояснённой. Так, запечатленные в изданиях Большой советской энциклопедии определения нации, национальности, народности принципиально не отличались друг от друга, просто относились к различным общественно-экономическим формациям. Правда, это не мешало в СССР существовать и нациям, и национальностям одновременно. Подобная нечеткость понимания природы этнического было связано с уровнем научного осмысления в мировой науке и не принципиальностью этнических аспектов для коммунистов. Они полагали, что нации, как формы объединения людей исторически конечна и будет преодолена в ходе коммунистического строительства.

Во-вторых, этнические аспекты политики всегда носили подчиненный характер. Они должны были служить делу пролетарского интернационализма. Национальные аспекты могли учитываться лишь в том случае, если они считались полезными для единства рабочего класса, его диктатуры, внутренним и внешним интересам советского государства. Всё, что противоречило этому, объявлялось проявлением буржуазной культуры и контрреволюционной деятельностью. С носителями политически ненужной или враждебной культуры необходимо было бороться, тем более, что и в 1930-е и в конце 1940-х годов Сталин утверждал, что по мере строительства социализма обостряется классовая борьба.

Поэтому советская национальная политика по большей части была подчинена задачам укрепления власти коммунистической верхушки и эффективности решения стоящих перед ней экономических и социальных задач. В результате сталинская национальная политика была в целом непоследовательной с точки зрения декларируемых принципов – советского федерализма, развития национальных культур, дружбы народов.

Как только советская правящая группа сталкивалась с проблемами управляемости или роста самодеятельности определенных социальных слоев, политика тут же менялась с целью ликвидации самостоятельности и ужесточения контроля. В 1920-е годы политика коренизации – доминирования языка титульной этнической группы и назначения соответствующих руководителей. Но из-за сопротивления русского и еврейского населения (они выступали единым фронтом, т.к. именно они хотели использовать только русский язык) в начале 1930-х гг. была свернута. Более того, в эти же годы начинается давление на научную, преподавательскую и творческую интеллигенцию – как русскую, так и нерусскую, – которая разрабатывала и внедряла в культуру этнические аспекты.

К середине 30-х годов в Советском Союзе начинается изгнание объявленных буржуазными националистами национальных кадров со всех общественно значимых должностей. К этому периоду относятся и первые депортации этнических меньшинств, не принадлежащих к народам, в основном проживающим в СССР, из приграничных областей. В годы войны практика депортации целых этнических групп была распространена еще на 14 народов, чьей исторической родиной были территории, находящиеся в СССР. Кстати, поклонники Сталина могут обратить внимание на мою неточность: в числе этих народов были и немцы, которым многие отказывают в их российском происхождении, несмотря на то, что их предки жили в России с 16 – 18 вв.

Этнические депортации продолжались до рубежа 1940-х – 50-х годов. Людей перемещали, чтобы «снять национальную напряженность в отдельных краях и местностях», «решить вопросы рационального размещения трудовых ресурсов» и по другим схожим объяснениям, не имевших никакого отношения к заявляемым целям ленинско-сталинской национальной политики и дружбы народов.

Сталин вообще полагал, что подвластный ему Советский Союз является конгломератом различных народов, интересы которых стоит учитывать, лишь если от них зависит сохранение его власти. Именно поэтому в годы Великой Отечественной войны для манипуляции патриотическими настроениями большинства населения – русских – начинают использоваться события, символы, идеи, места памяти, связанные с русскими, их культурой, русской государственностью и российской империей. Надо отметить, что на национальную политику Сталина оказывали значительное влияние его предпочтения и предрассудки. Это проявилось и в отношении многих народов Кавказа, и евреев.

Надо отметить, что евреи как национальная группа были одним из сложных мест национальной теории марксизма. В общем-то, большинство марксистов рассматривали евреев в качестве социальной группы старого торгового населения планеты, приобрётшей культурные особенности из-за многовековой внутренне и внешне обусловленной замкнутости. Считалось, что развитие капитализма и гражданское равноправие приведет к полной ассимиляции евреев. Об этом Сталин писал еще в 1913 году в работе «Марксизм и национальный вопрос».

Но жизнь пришла в противоречие со сталинским тезисом о будущности еврейского народа. Евреи не стали растворятся в советской массе, шел активный рост их этнического самосознания, они как представители старого городского и образованного населения страны играли важную роль во многих общественно заметных сферах жизни. Более того, после смерти Ленина и Дзержинского главными оппонентами Сталина стали евреи-коммунисты, более значимые в интеллектуальном и партийно-политическом смысле.

Место, занимаемое евреями в социальной структуре населения СССР, определило и уровень репрессий по отношению к ним в 1930-е годы. Особенностью было то, что Сталин подчеркивал, что борьба с оппозицией идет не потому что они евреи, а потому, что «враги народа». Также стали раскрывать публике партийные псевдонимы евреев. Коммунистов-евреев стали выдавливать из партийного аппарата. Пустячки, но симптоматичные.

Интересно, что в 1936 году в советских газетах напечатали интервью главного вождя Американскому еврейскому агентству, где антисемитизм был заклеймен как каннибализм. Правда, интервью это было дано еще в 1931 г. и касалось оно борьбы с низовым антисемитизмом конца 1920-х годов. Тогда антиеврейские настроения и хулиганские выходки получили широкое распространение в России и Украине. Но власть стала бороться с этим антисемитизмом не столько потому, что он была направлен против евреев, а потому, что он носил антисоветский характер – широко распространились убеждения, что власть не столько советская, сколько – еврейская. И тогда карающий кулак революции опустился на головы хулиганов и их пособников – вплоть до высшей меры революционной защиты.

Борясь с антисемитизмом несознательной части населения, советский правящий класс, во многом происходивший из этих же слоев, постепенно и сам проникался подобными настроениями. Этому способствовала и допустимость коллективных обвинений целых народов, укоренившиеся в национальной политике в 1930-е – 1940-е годы. С 1943 года евреев вновь стали устранять с руководящих постов в партии и других учреждениях. Пик этого явления пришелся на конец сороковых.

Стареющий вождь все больше и больше погружался в подозрительность и паранойю. В Прибалтике, Украине, некоторых других западных районах СССР фактически шла гражданская война, что позволяло подозревать простое население в антисоветских настроениях. Не все было блестяще и в международных делах, и в послевоенном восстановлении страны. В стране вновь начались репрессии против государственных, культурных, научных, хозяйственных деятелей. В 1948 году число людей, исключенных из компартии, превысило численность принятых. Продолжились и депортации отдельных социальных и этнических групп с территорий запада страны и Кавказа. Волна репрессий накрыла и еврейское население страны.

Создание в мае 1948 года Израиля стимулировало национальную идентичность заметной части евреев. Партийные органы стали получать просьбы направить еврейских добровольцев на помощь израильскому народу, тем более, что его борьбу возглавляли социалистические организации. Эти настроения выразились и в том, что еврейское население Москвы многотысячными толпами приветствовало израильского посла Голду Меир. Фактические еврейские манифестации по этому поводу прошли и в Ташкенте, и в Черновцах. Немало советских евреев, в том числе и бывших фронтовиков, нелегально (через Польшу) покинули Союз, чтобы присоединиться к израильтянам.

Усложнение этнической идентичности еврейских граждан СССР и уклонение Израиля от однозначной просоветской позиции усилило сталинские предрассудки в отношении евреев. Они стали для него непатриотами, неблагонадежными людьми. И уже осенью 1948 года начались аресты евреев, подавших документы на выезд в Израиль, еврейских жён советских руководителей, лидеров Еврейского антифашистского комитета. В ноябре того же года комитет, сыгравший важную роль в мобилизации поддержки и финансовых средств международной общественности в годы Великой Отечественной войны, распущен, позже почти все его руководители казнены как американско-сионистские шпионы. В феврале 1949 года прекращает свое вещание на идиш (языке российских и европейских евреев) Московское международное радио. До 1951 года в стране закрыты все печатные издания и культурные еврейские учреждения. Начинаются отставки, а затем и аресты руководителей Еврейской автономной области, до этого выходивших с предложением повысить статус территории до автономной республики. 
В начале 1950-х органы государственной безопасности начинают везде находить «сионистское подполье» – на Московском автомобильном заводе, Кузнецком металлургическом комбинате, Телеграфном агентстве Советского Союза, в редакции газеты «Труд», в среде театральных критиков, лечебных заведениях. По многим делам выносятся смертные приговоры.

Ситуация с преследованием евреев по факту принадлежности к этнической группе и занимаемой социальной позиции настолько очевидна, что даже преданный СССР Национальный комитет Коммунистической партии США прямо обвинит советское руководство в недопустимом для коммунистов антисемитизме. В Израиле сионистские радикалы взорвут бомбу у здания советского посольства в Тель-Авиве.

Но это ничего не меняет. Видимо, в 1952 году Сталин окончательно уверовал в сионистско-американский заговор против СССР и него лично. Именно в этих условиях и разворачивается приснопамятное дело «врачей-убийц». Из 37 арестованных врачей 27 – евреи. Им вменяется в вину, что они с 1930-х годов по заданиям американской, английской разведок и сионистов из Американского еврейского распределительного комитета (Джойнт) умертвляли видных деятелей советского государства и общественных деятелей. Руководил ими якобы «буржуазный националист» Михоэлс, недавно трагически погибший и похороненный с государственными почестями. А на самом деле, как это известно сейчас, – убитый по указанию Сталина. К арестованным лично Сталиным было разрешено применять пытки. Он даже смещает часть руководства госбезопасности, подозревая его в затягивании расследования.

В январе 1953 года в газете «Правда» выходит соответствующая статья. Все это сопровождается многомесячной серией подобных публикаций в других газетах, резолюциях трудовых коллективов. В одном из обращений к руководству страны студенты и преподаватели Сталинградского механического института просят выселить евреев с европейской территории СССР. Но 3 марта 1953 года Сталин умирает. К этому времени раскрученный им маховик репрессий и их возможные социальные последствия уже достаточно напугали его ближайшее окружение, и оно начинает стабилизировать ситуацию. В апреле 1953 года дело врачей прекращено, они освобождены за отсутствием события преступления. Эти люди возвращаются домой (правда некоторые скончались от пыток) униженные, раздавленные болью, ужасом, но это не волнует почитателей Сталина. Ведь «лес рубят, щепки летят», как любил говорить их кумир.

На самом деле совершенно не важно, готовилась ли депортация советских евреев, как были до них депортированы десятки этнических групп СССР. Важно, что людей травили, унижали, ломали и убивали по их принадлежности к социальной или национальной группе. Важно то, что при сталинизме не было ни справедливости, ни равенства, ни законности. Была тоталитарная диктатура, уничтожавшая наших предков ради социальных химер, мирового господства, ублажения предрассудков и садистических комплексов людей, захвативших в те годы власть над 1/6 земного шара.

Пора выучить урок – люди не расходный материал, не щепки.

Комментарии