Не оппозиция, но Российское освободительное движение



Оппозиционная деятельность –  организация социальных групп для заявления своих социальных интересов и проведения своих представителей в органы государственной власти и местного самоуправления – в современной России невозможна и неэффективна.
Почему?
Первая причина – в стране фактически отсутствуют базовые условия для легальной политической детальности:
-    Ликвидирована свобода слова, а значит нет возможности заявить свое мнение о происходящем найти таким образом единомышленников.
-    Затруднена реализация свободы собраний, а значит мобилизация сторонников.
-    Затруднена деятельность гражданских ассоциаций, а значит – организация политических активистов и симпатизирующей им общественности, способных подготовить и провести выборы – единственное нормальное средство создания системы поддержания продуктивного общежития.
-    Выборов органов государственной власти и местного самоуправления как справедливого, равного, конкурентного демократического механизма не существует сейчас в России. Вместо них – система простейших фальсификаций при подсчёте голосов.
-    В отношении самодействующих граждан, пытающихся в указанных условиях вести политическую деятельность, все шире применяется террор, в том числе в виде политической травли. Причем террор осуществляется и против тех, кто лишь присоединяется к публичным акциям или выражает свое мнение в Интернете.
- Российское законодательство изменено таким образом, что фактически любое действие, которое властью будет воспринято как оппозиционное, может быть приравнено к экстремизму.
Таким образом, в созданных режимом политико-правовых условиях оппозиционная деятельность, во-первых, ведет к медленному, но систематическому уничтожению самодействующего населения вследствие террора как против политических активистов, так и присоединяющихся граждан. Во-вторых, – к росту общественной растерянности, апатии вследствие регулярной кражи голосов на выборах, разочарования в результативности политических способов обеспечения жизни, нарастания эффекта «стокгольмского синдрома», иллюзии политической безальтернативности («нет никого кроме Путина», «ничего нельзя добиться»).
Вторая причина нынешней исторически ситуативной неэффективности оппозиционной деятельности кроется в социальной характеристике тех, кто в современных условиях заявляет о своём несогласии с созданным положением дел в стране. В конфронтацию с режимом к настоящему времени вступили пять даже не групп или сообществ, а совокупностей/множеств:
-    Российские интеллектуалы, которые разделяют ценности свободы совести (в её широком, не сводимом лишь к свободе вероисповедания, смысле), свободы слова, человеческого и гражданского достоинства.
-  Городские слои населения и молодежь, встраивающиеся в конкурентную экономику. В сложившихся условиях они периодически ощущают недостаток тех же свобод, что и интеллектуалы. Но кроме этого, режим посягает на важные для этой социальной группы ценности: свободу частной собственности, право на труд (обеспечение через труд нужного уровня и образа жизни), личное пространство (жилища, в Интернете, коммуникативной среде).
-    Предпринимательские, буржуазные слои населения, так как режим посягает на их собственность (включая доходы), через коррупцию, рэкет органов власти и иных негосударственных захватчиков, внеправовое изъятие доходов под лозунгом «социальной ответственности бизнеса».   
-     Правые и левые радикалы как граждане, имеющие свои образы России.
-    Ситуативно к этим слоям присоединяются разнообразные группы населения (включая чиновничество и сотрудников правоохранительных органов), которые оказываются в ситуации фронды к режиму по причинам моральным или «эстетическим» («не по-человечески», «совсем охренели», «обрыдло»).
Все эти социальные группы и эпизодически, и не одномоментно участвующие в антирежимных протестах, являются скорее множествами, чем политически сплоченными сообществами. У них нет общих ценностей, целей, чёткого политического позиционирования, представительства. Это затрудняет политическим активистам, объявляющих себя оппозицией, ведение эффективной политической деятельности по мобилизации указанных групп населения.
Третья причина – постоянное отвлечение политических активистов на каждый всполох протестных выступлений, что порождает пресловутый популизм, который, как писал в своё время В.И. Ленин, заставляет оппозиционеров «плестись в хвосте настроений масс».

Эти три причины могут лечь в основу повторения того, что уже происходило в российской истории – в феврале 1917 г. и осенью 1991 г. То есть даже если в ходе череды выступлений этой широкой «оппозиции» режим падёт, то вероятнее всего, результаты вновь будут тем, что можно назвать «упущенная победа». Ведь одно дело – протестное давление на путинский персоналистско-олигархический режим и совсем другое – создание новой российской государственности в условиях разрушенного этим режимом общества, остатков государственного управления, испытавшего разложение от коррупции, негативного отбора, привычки к насилию (включая практики манипуляции) в отношении населения.
Для решения этой созидательной задачи нужны не ощущения «так жить нельзя», а чёткие ценности, понятные цели, осмысленные стратегии и алгоритмы не разрушения, а созидания. Чтобы опять не попасть в положение «получилось как всегда», не дать свершиться реваншу тоталитарной традиции, не допустить формирования новых агуманных диктатур националистов или левых радикалов, необходимо переосмыслить цели и задачи борьбы против возвратного тоталитаризма в современной России.
Надо принять, что граждане России, которые в той или иной степени включились в противостояние узурпации народного суверенитета, являются в настоящее время не столько оппозицией, сколько Российским освободительным движением. Демократы и националисты, либералы, социал-демократы и умеренные консерваторы, люди, осознающие свои социальные интересы, и те, кто выступает против режима по «эстетическим» причинам… Всех объединяет нежелание жить во лжи, желание восстановить свое человеческое, гражданское и трудовое достоинство, потребность жить простыми человеческими заботами, понимая при этом как, каким образом и за какую цену российское государство распоряжается созданным ими национальным богатством. У всех есть общее желание - чтобы государство было доступным инструментом обеспечения общежития, а не эксплуатации населения.
Цели, объединяющие этих граждан в освободительное движение, пока по большей мере – моральные, экзистенциальные. В этом и коренится опасность – ценности граждан, составляющих освободительное движение, несомненно, различаются. Протестующие ассоциируют себя с разными социальными слоями российского общества. У них различные образы будущей России. Всё это может привести к тому, что в момент падения современного российского политического режима движение пресечётся, так как на поверхность окончательно выйдет то, что этих граждан разъединяет, а не исторически ситуативно объединяет.
Предотвратить это могут осознание сущности развивающегося движения и программа первоначальных преобразований политических и правовых условий возрождения российского общества и государственности. Российскому освободительному движению уже сейчас важно договориться о принципах создания, примерно года на два, временного правительства переходного периода. Его задачами должно стать:
-    Изменение всех законов, ограничивающих права человека и гражданина. Без этих законов невозможно свободное осознание людьми своих социальных интересов, объединение с единомышленниками, определение представителей, которым люди доверяют говорить от имени социальных групп, проведение демократических выборов.
-   Разработка принципов очищения государственной службы, правоохранительных органов от людей, скомпрометировавших себя репрессиями, нарушениями прав человека и гражданина. Осмыслить необходимость люстрации как более долговременной меры обеспечения общественной безопасности.
-                Обеспечение восстановления свободы гражданских и политических ассоциаций и нормальной их деятельности в переходный период. (Двух лет республиканского и правового режима будет достаточно, чтобы население не только нашло свои ассоциации, которым оно может доверить представительство своих групповых интересов, но и понять, кто их из этих общественных и политических организаций проходимцы.)
-    Восстановление свободы частной собственности и разработка принципов разрешения трудовых и социальных конфликтов, которые принуждали бы к компромиссу, а не потворствовали лишь групповому эгоизму.
-    Выработка принципов деятельности временного парламента для принятия законов, восстанавливающих республиканский, демократический характер российской государственности.
-      Подготовка избирательного законодательства и передача политическим партиям процесса организации и проведения выборов регулярного парламента, избрание которого и знаменует конец полномочий временного правительства.
Общественные деятели, вошедшие во временное правительство, должны будут лишены права дальнейшего (пожизненного) участия в публичных органах власти.
Эти и другие вопросы будущего России уже сейчас должны дискутироваться и публично освещаться активистами освободительного движения.  Это позволит его участникам лучше понять друг друга, осмыслить ограничения своей деятельности, найти стратегические направления движения – не свержение режима, а создание российской демократической республики, обеспечивающей всем участникам движения и населению страны создание условий борьбы за свои социальные интересы в рамках обеспечения общежития. Остальным гражданам страны, которые будут отчуждаться от современного политического режима, эта дискуссия поможет понять, что политические альтернативы есть, не бояться будущего, осознано присоединиться к освободительному движению. А тем людям, кто еще сотрудничает с режимом, дискуссия поможет увидеть, что есть и иные способы сохранения российского общества и государственности и в приемлемое для себя время перейти на сторону российского народа, возвращающего себе суверенитет.

Этот процесс и будет назван историками в конце XXI в.  завершением российской революции, когда население страны превратит себя в народ и создаст российскую республику, демократическое, социальное государство – общее дело ради общего блага.  

Фото: ТАСС

Комментарии