Созидая две нации

Статья опубликована в газете "Горизонт" (Денвер, Колорадо)


Среди мемориальных мест современной Америки есть несколько связанных с историей украинцев – мемориал Тараса Шевченко, Памяти жертв Голодомора 1932 – 1933 годов в Вашингтоне и Небесной сотни и всех героям, положивших жизнь за Украину в Блумингдейле под Чикаго. Эти места памяти связаны, во-первых, со становлением украинской нации и государственности, а во-вторых, – с формированием украинских американцев.
В настоящее время в США о своей сопричастности к украинскому народу заявляют, по разным данным, от одного до двух миллионов человек. Но в целом мы можем сказать, что американские украинцы – третья по численности группа украинцев, живущих за пределами Украины (большие группы украинского населения имеют лишь Россия и Канада). Основная масса американских украинцев живет на северо-востоке страны. Большинство из них – американские граждане третьего – пятого поколения. Лишь двадцать процентов современных украинцев США – прямые эмигранты. По меньшей мере, до трети американских украинцев заявляют о владении украинским языком.
Как и любая современная нация, украинцы – поликультурная общность. Более шестисот тысяч американских украинцев заявляют: в числе их предков были выходцы с той территории, что на Украине и России называют Закарпатская Украина, а в Европе – Подкарпатская Русь. До сих пор часть славянского населения этих земель склонны обозначать себя русинами. Об этнической и политической истории этой группы восточных славян ведутся научные, а еще более – политические споры. Однако, как и в Украине, так и в США, часть русинского населения и их потомков вполне соотносят себя с современным украинским населением Земли.
Есть и ещё одно пересечение политического и этнического характера, касающееся украинского населения Америки. В списках людей, значимых для самоощущения миграционных сообществ из России и Украины, нередко встречаются одни и те же имена. Вот только несколько из них: американский генерал времен Гражданской войны в США Василий Турчинов, американский авиаконструктор Игорь Сикорский, американская актриса Милла Йовович.
Эти проблемы – результат двух процессов современности. Один из них связан с формированием привычных нашему восприятию сообществ, на которое мы делим человечество, – наций. Другой – с тем, что современная история как рассказ о прошлом человечества и как социальное знание, во многом, являлась ретроспективным проектом – проектом, обосновывавшим «неотъемлемое» право европейских государств рубежа девятнадцатого – двадцатого веков на контроль над определенной территорией и населением. Дело в том, что и современное государство, и его история – продукт национализма, утверждавшего, что в основании власти лежит культурная общность населения страны. Именно поэтому одни и те же «великие люди» в культуре, «места памяти» в истории, научные достижения… Именно поэтому происходит объявление «своими» людей прошлого, которые очень бы удивились, случись им узнать, предками кого и чего они считаются своими «потомками».
Но все это не отменяет того, что выходцы из Восточной Европы, из земель и культурных сообществ, которые ныне считаются исторически принадлежащими к прошлому украинской нации, издавна селились в Северной Америке и наравне с другими эмигрантами создавали прошлое и настоящее американского государства и нации. В анналах американской истории содержится упоминание о поселенце 1607 года в колонии Джеймстаун – Лаврентии Богуне, известном ещё и как Иван Богдан. Выходцами из земель, которые историко-политически ныне соотносятся с украинской державой, могли быть и сражавшиеся в рядах американских ополченцев в Войне за независимость Николай Орехов, Пётр Луг, Даниил Зверь, Антон Самбор, Яков Шейка, Андрей Кисель, Пётр Степь, Христиан Галицкий.
И Лаврентий Богун, организовавший первую известную в истории будущих США забастовку эмигрантов, отставивших свое равноправие с английскими поселенцами, и солдаты Войны за независимость приняли участие в формировании фундамента американской демократии. В середине девятнадцатого столетия солдаты, носившие возможно украинские фамилии, воевавшие как в армиях северян и южан, в годы Гражданской войны, сражались за различное понимание основ этой нации и государства. Вероятно, выходцы из украинских земель были и среди российских колонистов т.н. «Русской Америки» на Аляске и Калифорнии.
Начавшаяся с середины девятнадцатого века массовая эмиграция из Центральной и Восточной Европы способствовала тому, что в США появилось значительное число тех, чьи потомки ныне с гордостью называют себя украинскими американцами. Более того, именно в числе переселенцев последней четверти позапрошлого столетия на американскую землю прибывают и те, кто прямо заявлял о своем украинском самоопределении и сознательно формировал не только украинское национальное сообщество в США, но и вносил свой вклад в будущее возникновение современной украинской нации. Мы можем назвать Агапия Гончаренко и Владимира Семеоновича. Первый, известный ещё и как Андрей Онуфриевич Гумницкий – монах Киевско-Печерской лавры, создал православные общины на Аляске, издавал газеты «Вестник Аляски» и «Свобода» и основал украинско-американскую коммуну «Украина». Второй стал одним из основоположников украинского культурно-просветительского движения в Америке.
Свою просветительскую деятельность по украинизации они и десятки подобных им национальных активистов вели в среде, которая формировалась массовой миграцией из земель Австро-Венгрии и частично Российской империи. В большинстве своем это были славяне-крестьяне, переселявшиеся в Америку с территорий карпатского региона. Именно они составили основу первой волны украинской эмиграции 1877 – 1914 годов. Переселенцы этого времени были, по большей части, трудовыми мигрантами. Мужчины, находили себе работу на угольных и соляных шахтах, в металлургической, химической и лесной промышленности, нефтедобыче, железнодорожном строительстве. Женщины работали в основном в сфере услуг. Основная масса более чем трехсот тысяч выходцев из карпатских и западных украинских земель расселялась в штатах Пенсильвания, Нью-Йорк, Нью-Джерси. Некоторая часть из переселенцев работала в сельском хозяйстве. Надо сказать, что эти новые американцы активно боролись за свои права. В восточных штатах они вступали в противостояние с ирландскими и уэльскими мигрантами, а затем уже в рамках общего рабочего движения – с предпринимателями, организовывая забастовки. На Гавайях довольно малочисленная группа украинцев – 375 человек, – отстаивая свои трудовые и человеческие права, сумела организовать избрание в Сенат Гавайев, своего лидера, врача Николаса Судзиловского – Рассела.
В рамках первой волны украинские эмигранты приезжали в США в основном из Австро-Венгрии, но была и группа выходцев из Российской империи, бежавшая от религиозного притеснения. Это были штундисты (евангельские христиане), поселившиеся в Вирджинии и Северной Дакоте.
К 1914 году в Соединенных Штатах проживало порядка трехсот пятидесяти тысяч американцев из украинских земель. Это уже были люди, вполне осознающие себя и американцами, и украинцами. Об этом нам говорит то, что ими было созданы самые разнообразные общественные, культурные и религиозные организации, имевшие в своем наименовании слова «украинские». Именно это – украинское общество – приняло в свои объятия политических эмигрантов второй волны.
Революции в Российской и Австро-Венгерской империях создали условия для возникновения украинской государственности. В течении 1918 – 1920 годов возникали Западноукраинская народная республика, Украинская народная республика и даже Украинская дальневосточная республика (зоне сплошного расселения украинцев в Приморье – так называемый Зеленый клин). Эти первые украинские государства были ликвидированы войсками Польши, Красной Армией РСФСР и Украинской Советской Социалистической Республики. Именно украинцы из этих земель и составили новую волну эмиграции. Затем к ним присоединялись украинцы из Польши, бежавшие от проводившейся там полонизации и сопровождавшей её войны польского правительства и украинских националистов. В итоге американское общество пополнили несколько десятков тысяч украинцев. Эти политические эмигранты создали в Америке весь спектр политических организаций – социалистических, либеральных, консервативных. Существование же Советской Украины привело к тому, что часть американских украинцев создали в США и просоветские украинские ассоциации. В итоге в американском украинском обществе развернулась полемика сторонников национально-демократического движения, интегрального национализма и советскофильских организаций. Однако межвоенное двадцатилетие ХХ века – не только время политизации украинского эмигрантского сообщества, но и время расцвета украинской культуры в США. Выходили десятки украинских газет. Возникали украинские хоры и театры. Формировались культурные ассоциации. Греко-католические и православные приходы, объединявшие украинцев, получали автономию в рамках Католической церкви и православного сообщества Америки. Предпринимались первые попытки объединения украинских православных церквей. Аналогичные процессы шли и в среде украинских протестантских общин США. Надо сказать, что трагические события в Советской Украине, связанные с политическим и атеистическим террором, привели к тому, что во многом именно американские украинские общины греко-католиков и православных сохранили украинское национально ориентированное христианство, возродившиеся в Украине лишь в момент падения советской власти. Американское украинское сообщество в 1920-е годы стало важным фактором формирования украинской культуры, истории, идей независимости украинского государства.
Все эти тенденции получили свое дальнейшее развитие и под влиянием третьей волны украинской эмиграции в США с 1945 года. Это была самая трагическая эмиграция. Сначала, в 1940-е, приехали национально активированные украинцы из восьми лагерей перемещенных лиц в Германии и Австрии. Позже, в 1950-е, – бежавшие из СССР, Польши, Чехословакии украинские националисты. Затем – религиозные и политические беженцы из Советского Союза и высылаемые властями советские диссиденты. 
Все это укрепляло политическую и национальную сплоченность тех американцев, которые продолжали чувствовать свою сопричастность и к украинскому народу. Развивались десятки украинских культурных, научных, профсоюзных, финансовых, военных и гендерных ассоциаций. Приток сотен инженеров, ученых, врачей, нескольких тысяч студентов формировали и новое экономическое лицо украинских американцев. Экономическая, культурная, общественная значимость украинского населения США превратило его и в заметный фактор американской внутренней и внешней политики. Например, в работе специальных групп по открытию украинских мемориалов, посвященных Т. Шевченко и жертвам Голодомора принимали участие Президенты США. Американские политики присутствовали на съездах Украинского американского конгрессового комитета, координировавшего деятельность украинских ассоциаций в США. Усилия украинских организаций в Соединенных Штатах привели к тому, что сначала американские правительственные органы согласились с тем, что Голодомор вызван политикой советских властей, а в 2003 году признали его геноцидом.
Впрочем, это признание произошло уже и под воздействием существования Украинского независимого государства, и укрепления влияния украинских американцев вследствие четвертой волны эмиграции в США. Начавшаяся в 1980-е годы эмиграция носит в основном трудовой характер. В настоящее время в экономике Америки заметны украинские зубные врачи, медицинские сестры, люди, работающие в сфере услуг. Порядка тридцати восьми процентов американских украинцев являются бизнесменами. Хорошо представлены украинцы в системе образования и науке, ведь двадцать два процента украинцев имеют высшее образование, а это выше чем в целом в американском обществе. Все больше украинцев участвует в американской политике вне собственно украинских ассоциаций.
Несомненно, что часть потомков украинских эмигрантов ассимилируется. Сейчас лишь пятнадцать процентов украинцев, владеющих языком своих предков, используют его в быту. Сокращается число национальных субботних школ.
Но остаются сотни тысяч тех, кто продолжает ощущать свои украинские корни, продолжает развивать национальную культуру, вносить вклад в украинскую историографию, поддерживать деятельность множества украинских этнических ассоциаций в США. Помогают они и становлению украинской государственности и нового общества на исторической Родине. Более того, есть и те, кто сейчас с оружием в руках сражается с интервентами и их пособниками на Юго-Востоке Украины. Семьи тех, кто гибнет в этой борьбе, создают фонды, как, например, фонд имени погибшего под Иловайском украинско-американского добровольца Макария Паславского – для создания лечебных и реабилитационных учреждений для пострадавших и раненных украинцев. Католические, православные и протестантские украинские и славянские Церкви США оказывают значительную гуманитарную помощь нуждающимся украинцам.
За века своего присутствия в Соединенных Штатах украинцы превратились в интегральную часть американского общества. Они участвовали во всех исторически и политически значимых для страны событиях и процессах. Внесли свои существенный вклад в развитие американской экономики, культуры и политики. Одновременно с этим без украинцев США невозможно представить процессы украинского национального развития, формирования культуры, истории, идеи независимости Украины, украинскости как таковой. История этого населения Америки – пример того, как люди, обладающие несколькими идентичностями, внесли свой вклад в формирование двух наций – американской и украинской.

Комментарии