Объявленная жертва

Статья опубликована в газете "Горизонт" (Денвер, Колорадо)



В 2018 году путинский режим продолжит разрушать российской общество. 

В общем-то, правящая группа занимается этим уже много лет. Основными средствами уничтожения солидарности и доверия в обществе и разделения его на бесконечные (исключаемые из равноправных гражданских отношений) меньшинства являются коррумпирование общественных объединений и манипуляция общественным сознанием. 

Но с 2012 года в этой политике начинается новый этап – режим перешел к политическому террору – то есть целенаправленному разрушению независимых от него гражданских ассоциаций, запугиванию всех самостоятельных и самодействующих граждан, уничтожению наиболее ярких и нонконформистских общественных деятелей. Первые удары пришлись по активистам политических объединений (способным предоставить обществу политическую альтернативу) и независимым журналистам (вскрывающим преступления режима). Затем пришла очередь государственных служащих – тех, кто действует не столько по воле начальства, сколько из политических и гражданских принципов (репрессии против них разбавляются арестами наиболее зарвавшихся коррупционеров). 

Одновременно с этим правящая группа обрушивает репрессии на обычных россиян, выходящих на уличные акции протеста, обменивающихся в Интернете альтернативной официальной точки зрения информацией, публикующих оценки существующего режима. В 2017 году административному преследованию за публикации в социальных сетях было подвергнуто уже 4 046 граждан, более 300 были приговорены к лишению свободы. Подавление гражданской активности подается как борьба с экстремизмом, некой «пятой колонной», национализмом и исламизмом. 

Практики политического террора подкреплялись российского законодательства, которое начиная с 2013 года окончательно приобрело репрессивный характер, криминализовав любые не санкционированные властями проявления гражданской позиции и реализации конституционных прав и свобод. 

Репрессии обрушились и на гражданские сообщества, вся общественная позиция которых была связана лишь с обустройством собственной жизни, социальной работой и ситуативным отстаиванием своего конституционного права на свободу совести и вероисповедания. Под видом борьбы с экстремизмом и терроризмом правящий режим по сути криминализировал любую не санкционированную государством деятельность по распространению религии.  Под этот запрет попали как частные лица, так и целые религиозные сообщества. В 2016 году аппарат Уполномоченного по правам человека Российской Федерации зафиксировал взрывоподобное увеличение обращений граждан о нарушении органами государственной власти свободы совести. Если в 2014 – 2015 годах немногим более ста человек написали жалобы подобного рода, то в 2016 году таких было уже 1128. Это составило 31,4 процента всех гражданских заявлений о нарушении прав и свобод человека в России. 

***

2017 год по мнению многих российских и международных правозащитных организаций стал годом «религиозного поворота» в «борьбе с экстремизмом» в Российской Федерации: заметное число осужденных по политическим статьям – это люди, так или иначе, связанные с религией.

Известно о более чем трехстах случаях репрессивного применения российского законодательства в отношении верующих россиян. Помимо десятков уголовных дел по обвинению граждан в т.н. «оскорблении чувств верующих» и «разжигания ненависти и вражды», в 2017 году было множество обвинительных приговоров, связанных с религиозной деятельностью. Так, российская гражданская группа «Свобода верить» проанализировала 218 судебных решений в отношении как отдельных верующих, так и руководителей религиозных организаций или целых религиозных общин в 42 регионах страны. Большинство приговоров об административном наказании было вынесено в отношении христиан, придерживающихся протестантского вероисповедания. Из общего числа дел (218), в отношении протестантов было возбуждено 109, Свидетелей Иеговы – 37, мусульман – 9, кришнаитов – 5, мормонов – 3, саентологов – 2, буддистов, Армии Спасения, Апостольской церкви и православных – по 1 делу. Остальные 6 дел приходятся на русские новые религиозные течения. 

Репрессивные изменения в законодательстве позволили весной 2017 г. (после десятилетних попыток!) запретить организацию «Свидетели Иеговы».  Запретили. И что дальше? Не надо думать, что эта организация реально прекратит своё существование. Ведь и в гитлеровской Германии, и в коммунистическом СССР «Свидетели Иеговы» служили Богу как понимали и могли, хотя были забиты тюрьмы и концлагеря. И сейчас большинство приверженцев «Свидетелей Иеговы» продолжает свое служение Богу. А это, согласно российскому законодательству, отныне – участие в деятельности запрещенной экстремистской организации. Что будет делать государство с более чем 170 тысячами последователями этой организации? Посадит их всех? Или «только» сотню-другую старшин организации? В любом случае, это лишь укрепит верующих. Нынешним гонителям стоит прочитать Библию, где Иисус говорит: вас будут гнать, бичевать и преследовать за имя Моё и бросать в тюрьмы. 

Но Библию власть предержащие – даже те из них, что публично выставляют себя православными – не читают. Поэтому осенью прошедшего года во многих регионах страны власти перешли к массовым задержаниям «Свидетелей Иеговы». На допросах от них требуется «раскрыть свое вероисповедание» – это «правоохранители» принимают за признание в принадлежности к экстремистской организации. Полиция, борясь с запрещенными собраниями «экстремистов», проникала в квартиры, проводила обыски, иногда и подбрасывая вещественные доказательства. Были случаи, когда обыски приверженцев «Свидетелей Иеговы» проходили на их рабочих местах. Повсеместно изымается собственность организации. Более того, была конфискована собственность американского центра «Свидетелей Иеговы» (при том, что запрещена конкретная российская, а не американская организация). Библия, переведенная последователями «Свидетелей Иеговы», не признана судом в Выборге Библией, так как по разумению привлеченных судом «экспертов», Библией является только текст, изданный по «благословлению Московской Патриархии». Такая запись должна быть на книжке. С чем «суд» и согласился.  

Одновременно каток репрессий, катится и по протестантским организациям. Осенью-зимой прошлого года суды продолжили налагать штрафы на пасторов. В Ростове-на-Дону – за якобы незаконное использование участка. В Тюмени – за неправильно составленные договоры аренды с клубами, на проведение мероприятий. В Ямало-Ненецком автономном округе – за установленную на церковной территории детскую площадку, которая по мнению властей являлась орудием незаконной миссионерской деятельности среди несовершеннолетних. В Туле и Набережных Челнах изъяты церковные здания и земельные участки у баптистов и евангельских христиан. В последнем случае полицейско-прокурорская комиссия прибыла для проверки в нерабочий для Церкви день. Замок на дверях церковного здания стал для прокуратуры основанием ликвидации организации как переставшей существовать, а бесхозную собственность – конфисковать! Российский «суд» удовлетворил этот иск, рассмотрев его без участия сторон и уведомления религиозной организации о её ликвидации! 

Российские судебные инстанции продолжают выносить решения об изъятиях Библии и других религиозных книг, на которых нет указания на распространяющие их организации. Книги сжигают. 

По всей стране верующих граждан, рассказывающих о своей религии другим гражданам, задерживают, налагают штрафы. Российские суды не интересует, что право каждого человека распространять свои религию в Конституции признано индивидуальным, вне связи с религиозными организациями. 

Надо сказать, что гарант соблюдения конституционных прав и свобод граждан, Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин озабочен фактами притеснения и гонений на христиан… на Ближнем Востоке, о чем он однозначно заявил 5 декабря 2017 года. В России же в то же самое создается задел для гонений на христиан и в 2018 году. Рособрнадзор собирается в 2018 году проверить почти все семинарии евангельских христиан. Челябинская прокуратура рассылает во все протестантские организации предписания сообщить все о своих организациях, а главное – указать, «добровольно ли граждане были объединены в религиозную организацию». Органы государственной власти, например, в Красноярском крае и Ханты-Мансийском округе, рассылают директивные или рекомендательные письма о запрете учреждениям сотрудничать с протестантами и необходимости сообщать о деятельности «сектантов» в полицию, прокуратуру, ФСБ и органы исполнительной власти. 

Где-то удается оспорить подобные указания. Где-то это уже устали это делать. Ведь подобные директивы появляются чуть ли не каждый год. Да, надо сказать, что это отнюдь не самодеятельность и самодурство местных и региональных властей. Они действуют по указанию свыше. С 2015 года органы исполнительной власти регионов обязаны особо наблюдать за социальной, образовательной, реабилитационной деятельностью протестантских организаций.  И не только наблюдать и сообщать о ней, но и как можно сильнее сокращать присутствие в публичной жизни регионов протестантских Церквей и связанных с ними общественных организаций. 

В 2017 году продолжилось появление на российском телевидении – как на общероссийских каналах (РЕН-ТВ, НТВ, «Звезда»), так и на региональных (например, в Туле и Тюмени) – различных «документальных» фильмов, обвиняющих российских протестантов в сотрудничестве с иностранными разведками, провоцировании «украинского майдана», «выманивании у людей денег и собственности», «сомнительных способах богослужений» и прочая, прочая, прочая. Все эти фильмы делаются по принципу: «то ли он украл, то ли у него украли, но осадочек остался». Ведь цель именно в этом – чтобы у зрителя остался осадочек неприязни и страха, а также сформировалось желание избавить Родину от этих «сектантов» – «адептов нетрадиционных религий».

Сейчас главные удары наносятся по братствам нерегестрирующихся пятидесятников и нерегестрирующихся баптистов. Следующие в очереди – те пятидесятники, которых относят к харизматическим течениям, а также адвентисты. Хотя последовательность дробления протестантского сообщества России на исключаемые меньшинства, не так уж и важна…

***

Вообще, в последние несколько лет в России происходит процесс криминализации моральных вопросов, который, как представляется, говорит о том, что российское общество находится в ситуации аномии – распада социальных и общественных связей. Власть предержащие, будучи не в силах объяснить свои ценности заметному числу населения, пытаются принудить людей присоединиться к своему образу мира путем репрессий в отношении все большего числа инакочувствующих, инаковидящих, инакодумающих, не говоря уже о самодействующих людях.

Наиболее показательно в этом отношении последовательное выхолащивание института свободы совести и криминализация всё большего числа её проявлений.

Во-первых, свобода совести была сведена до уровня свободы вероисповедания. Были исключены атеисты, а затем и неверующие/агностики/индеферентные – то есть те, кого вопрос, есть ли Бог, в целом, не особо интересует.

Во-вторых, свободу вероисповедания урезали до веротерпимости. Государство начало усиленно заниматься вопросами: «традиционная религия или нетрадиционная?», «традиционная традиция или нетрадиционная?» А на «нетрадиционных» верующих обрушили всю мощь «правоохранительных органов» (которые – прямо по Фрейду – именуются нашими властями силовыми). Затем было указано, какие способы распространения религиозной веры являются традиционными, а какие – злоумышленным миссионерством. В итоге почти весь спектр христианских, мусульманских, новорелигиозных конфессий балансирует на грани признания их экстремистскими.
В результате миллионы граждан России, имеющие сформировавшиеся светские или религиозные личные убеждения лишены возможности следовать им и даже заявлять о них.

Российское традиционное агуманистическое наследие, востребованное современным государством и его присными, не вмещает важнейшей человеческой свободы – свободы совести. Свободы любого человека самому определять основания своего личного мировоззрения и оснований морали, следования этим принципам, как в личной, так и в общественной жизни, уважая свободы, права, ценности и принципы других людей. Единственным ограничением данной свободы является проявление насилия в отношении других людей. Причем, насилием является не только прямое физическое воздействие, но и любое исключение (дискриминация). Именно поэтому свобода совести сопряжена со светскостью государства – нейтральностью в отношении любого религиозного или светского мировоззрения, не призывающего и не осуществляющего насилие. Светскость государства проистекает из того, что государство – лишь инструмент граждан по обеспечению своего общежития – интеграции через признание различий.

А иначе мы получаем процесс: отчуждение –  аномия – насилие – война всех против всех. 



Комментарии